1. Нехорошая защита

У сербов не было Теодосича и Крстича, а означает, бегали те же, «кто обычно мяча не получают». Сербская молодежь настреляла команде Карасева практически 80 очков и – по ощущениям – игралась совсем не сложно и непосредственно, понимая, что необходимо делать. Стоило атаке владельцев стать незначительно академичной (как, к примеру, сначала 2-ой четверти после минутки игрового времени), как Ивкович брал тайм-аут и разъяснял все поновой. В конечном итоге только на эпизодических отрезках выходило что-то противопоставить: если не работали прессинг/ловушки на периметре, то снутри шансов фактически не было.

Карасев в этом матче не стал использовать Саврасенко и Моню, с которыми оборона приобретает более-менее приличный вид, а наигрываемые сочетания не производили воспоминания чего-то надежного: Антонов – Воронцевич, Воронцевич – Лиходей почти всегда заканчивались давлением на номинального центрового, ну и Соколов тоже далековато не всегда мог приостановить собственного опекуна (в большинстве случаев Катича). Разные варианты дабл-тимов и помощи «большим» тоже не в особенности работали: по ходу всего матча было как-то очень много проходов под щит, в том числе разыгрывающих, идущих один в один, со 2-ой четверти полетели к тому же трехочковые от Богдановича и Анджушича.

В этом смысле матч с Сербией и отсутствие Саврасенко должны пойти на пользу, потому что инфы для размышления – уйма.

2. Неизменное возвращение

По ходу матча Наша родина уступала «-10» – «-17», но ворачивалась в игру четыре раза. По первым ощущениям все это быстрее достигалось не за счет размеренной защиты снутри, а благодаря удачному применению давления на дуге и ошибкам конкурента. Сущность, вобщем, не в этом. Наверняка, идеальнее всего эти возвращения охарактеризовывают три эпизода: трехочковый Карасева под конец третьей четверти, когда тренер растолковал комбинацию, а Кулагин все сделал верно, отдав передачу под выход; проход Кулагина на последних минутках с следующей скидкой на Фридзона (тот не стал кидать) и промах Карасева с дуги в последней атаке (может быть, с фолом, но не принципиально). Мораль – невзирая на огромное отставание, команда хладнокровно продолжала работать и находить варианты. Более того, даже со всеми неуввязками сзади имела полностью реальный шанс одолеть.

3. Воронцевич в роли фаворита

Воронцевич играл много, выходил на нескольких позициях и в некий момент ощутил подаренную возможность для внедрения широты таланта. На определенном шаге это начало играть против него: он стал возиться с мячом на периметре и дал нехороший пас Вяльцеву в борьбу – но вот это чувство свободы и незаменимости, которое присутствовало в финишной серии за ЦСКА, накрыло Андрея и здесь. Он не просто поддавливал сербов под щитом, забирая подборы в нападении, и не только лишь попадал после пик-н-попов с дуги либо обыгрышей в усах – Воронцевич, ставший откровением для сербов, повел за собой команду в решающие моменты. Конкретно его шальные выстрелы изменили психический фон встречи, дав осознать, что гости просто так отсюда не уедут, и конкретно его угроза была применена Карасевым в конце, когда заступники получили довольно места для маневров снутри зоны. Ну а 5 передач – отдаленная надежда, что имя Виктора Хряпы закончит всплывать в текстах про сборную. (И да, слепой пас на Карасева в отрыве – это главный хайлайт лета).

4. Слаженная игра свингменов

Это не совершенно оформившееся наблюдение, но его можно озвучить: показалось, что в игре «крайних» появился некий баланс, конструктивно повышающий их эффективность. В отличие от матчей с Латвией, не было необходимости выручать Россию и зарываться в защиту, не было установки обязательно использовать центрового – и все края выглядели как-то более естественно. Воронов, Фридзон, Карасев, Вяльцев, Кулагин, даже в конце Лиходей делали ровно то, что необходимо – уходили на первом шаге, кидали либо отдавали передачу далее, продолжая раскачивать оборону. Никаких авантюр, никаких передач в прыжке, минимум неподготовленных бросков.

Эта конструкция пока не всегда выдерживает, но кажется, вот некий таковой и будет сборная Рф Василия Карасева: узорчатый, бегущей, берущей напором и скоростью.

5. Кулагин на месте разыгрывающего

Посреди четвертой четверти Хвостов наступил на ногу конкурента и больше не выходил. А Василий Карасев так увлекся тестом в виде Дмитрия Кулагина на месте первого номера, что остался ему верен до финишной сирены. Все увиденное не могло не приглянуться.

Естественно, собственный наилучший момент – проход с данком через «большого» – Кулагин напортил на финишной стадии. Но это если придраться. А так Кулагин вправду смотрелся наилучшим из разыгрывающих Рф в этой встрече и полностью заслужил свое присутствие в кранч-тайм. Во-1-х, ему быстрее удавалось тормозить Мичича (Недович поскользнулся и выбыл), во-2-х, он действовал по делу жестко и выступил одним из вдохновителей еще одного камбэка. Кулагин и успешно запускал розыгрыши, и сам брал инициативу на себя – конкретно так, а не просто передерживал мяч. Понятно, что для сербов настолько дерзкое возникновение молодого заступника стало сюрпризом, но вообщем здорово, что задор и уверенность внутри себя от Универсиады Кулагин никуда не растерял.

В общем, уже понятно, что иррациональная уверенность внутри себя лихих юношей – одно из основных плюсов новейшей сборной, и благодаря этому стоит если не веровать в нее, то уж точно обожать.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *