«Путин – самый влиятельный человек мира, он может помочь». Как венесуэльский лыжник рвется в Сочи «Путин – самый влиятельный человек мира, он может посодействовать». Как венесуэльский лыжник рвется в Сочи

У венесуэльца Сезара Баэны нет никаких шансов пройти на Олимпиаду по спортивному принципу – в более-менее статусных гонках он занимает в наилучшем случае 90-е место. Wild card как представителю экзотичной для зимних Игр страны ему тоже не дают. Остается только просить помощи у политиков – вчера Баэна заявил, что хочет достигнуть места на Олимпиаде через Владимира Путина. Когда посреди ночи я отыскал Сезара в одной из соц сетей, он слету написал ответ по-русски: «Priviet tavarich». Сказываются недлинные визиты в Россию: этим летом Баэна был в Новгороде на гонках на лыжероллерах, а зимой 2011-го чуть не условился о том, чтоб переехать к нам и начать тут трениться.

«Разумеется, о совместной работе венесуэльца с нашей сборной и речи не было. В конечном итоге мы наметили две команды, которые согласны принять этого лыжника, но все расходы будет оплачивать сам спортсмен», – произнесла тогда президент федерации лыжных гонок Рф Лена Вяльбе «Московским новостям». В конечном итоге Баэна никуда так и не поехал, а остался в Швеции, где живет уже три года. Прогресса в результатах он не достигнул, потому сперва я спросил у Баэны, чем ему вообщем может посодействовать президент Рф.

– Ваша страна воспринимает Олимпиаду, у вас находится организационный комитет Игр. У их есть право принимать многие решения, которые касаются Сочи.

– И вы верите, что Путин оказывает влияние на решение о том, кто будет участвовать?

– Путин – самый влиятельный человек мира. Он влиятельнее, чем все политики мира, включая первых лиц Германии, США и т.д.. Он очень сильный фаворит, русская экономика движется вперед. Он влияет на многие страны. Он может посодействовать. Думаю, если он меня поддержит, я поеду на Олимпиаду. Просто он может занять определенную точку зрения, к которой приглядятся. Здесь дело не в протекции, а в справедливости. И только.

– Справедливости в каком смысле?

– Я усердно работал для этого восемь лет. Я установил мировой рекорд за самое длинноватое путешествие на лыжероллерах. Я участвовал в 4 Кубках мира, бегал на 3-х чемпионатах мира. Думаю, принципы Пьера де Кубертена должны соблюдаться, спорт должен быть для всех. Если же священные принципы соблюдаться не будут, в Сочи получится обыденный турнир. Если устроители желают истинные Олимпийские игры, необходимо допускать все страны. Я же не говорю, что необходимо допускать хоть какого желающего, но почему бы не пустить по одному человеку из не самых сильных государств?

– Вы уже написали Путину?

– Я осторожно, аккуратненько составляю петицию. Мне необходимо непосредственно прописать, что я совершенно не турист, что я проф лыжник, занимаюсь делом больше 10 лет, принял роль в более чем 80 гонках. У всех должен быть шанс выступить на Олимпиаде. К тому же, меж русскими и венесуэльскими политиками издавна установилась дружба. У нас есть стратегические соглашения с Россией, потому я не думаю, что можно рассматривать мое письмо как что-то совершенно внезапное.

– Вы понимаете, куда писать?

– Ну как, я знаю Кремль. Хотя… Даже не знаю, верный ли это адресок. Уточню.

– Вы же представляете, в какую кучу воззваний попадет ваше? Могут прочесть и после Олимпиады.

– Да, да, естественно. Но у меня есть возможность сделать это письмо открытым, чтоб его могли узреть и обсудить. Если об этом будут гласить, президент может проявить энтузиазм к ситуации.

– В Швеции пишут, что у вас есть трудности в лыжной школе из-за того, что вы гей. Это может воздействовать на ваше воззвание к Путину?

– Не думаю, что эта ситуация может воздействовать на решение президента. Для него это как раз возможность показать, что Олимпийские игры открыты для всех. Далее мне не очень охото дискуссировать данную тему.

«У Венесуэлы нет сурового веса в спорте, потому я и обратился к Путину»

Лыжными гонками Баэна, очевидно, заинтересовался вдали от Южной Америки. Сначала нулевых он жил в Германии, и знакомые просто обучили его кататься на лыжах. Сезара это заинтриговало, и скоро он уже тренился в австрийских горах. Позже было знакомство с чешской сборной, осознание первых тактических аспектов, попытка прорваться в Россию, длительное обучение в Швеции. Результаты все это время оставались удручающими: 127-е место, 163-е, 210-е на Кубке мира, в наилучшем случае – 84-е. В легкомысленных соревнованиях в Индии либо Новейшей Зеландии дела шли лучше – 11-е и 17-е места. Но этого было очень не достаточно, чтоб претендовать на что-то суровое. Даже в родной Венесуэле он стал известен не по основному профилю.

– В стране на данный момент более-менее знают про мой вид спорта, так как я установил сходу два рекорда по длительности путешествия на лыжероллерах. 1-ый я установил в Европе – с 11 мая по 5 июля 2012 года я проехал 2246 км из Стокгольма в Осло. Это достижение уже занесено в книжку рекордов Гиннесса. 2-ой рекорд я установил в этом году, его еще сертифицируют. Я проехал еще более по всей местности Венесуэлы, заглянув в 14 регионов. Люди меня лицезрели, приветствовали на улицах. Некие смотрят за моей карьерой – даже не столько из-за меня лично, сколько из-за энтузиазма, что может выйти из этой авантюры. Кстати, 1-ый рекорд я установил 5 июля, а это денек независимости Венесуэлы. Чавес был счастлив, благодарил меня.

– А когда вы установили 2-ой рекорд, новый глава Венесуэлы Николас Мадуро даже вручил для вас орден.

– Да, было супер. Он гласил мне о способности сделать лучше систему детского спорта, данная тема меня тоже очень интересует. Но у Венесуэлы нет сурового веса в мире спорта, в особенности в зимних видах. Потому я обратился не к нему, а к Путину.

– Сколько времени вы проводите дома?

– Потому что живу в Европе, то совершенно не достаточно. Просто время от времени приезжаю, как в гости. Но это объяснимо, ведь трениться дома я не могу из-за климата. Мне нужен снег. Ну да, кто-то задумывается, что я безумный, смеется. Но вот сборная Ямайки по бобслею – это разве забавно? Нет, хохот здесь не самая не плохая реакция. Это волевые люди, которые занимаются тем, что им нравится. Почему нет?

У меня обычная цель – поехать на Олимпиаду. Когда я установил рекорд в 2012 году, встречался с Нортугом. Он поддержал меня, как и вся норвежская сборная. У нас очень теплые дела, мне вожделели фортуны, чтоб я сумел попасть в Сочи. Но на данный момент не все выходит. Обычной пример: у меня были суровые спонсоры, которые давали средства на перелеты и тренировки, но как я на публике поблагодарил и поддержал Уго Чавеса, они от меня отвернулись. На данный момент какие-то средства дает правительство, но на настоящий рабочий процесс его не хватает, мне помогают знакомые.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *