За 40 секунд до сирены меж цветом лица Обрадовича и костюмчиками армейской группы поддержки наметилось полное тождество: только-только турки погубили две атаки попорядку, Хайнс набрал три очка в одной атаке, и отставание сократилось до минимума – 73:74, а во время решающего владения «Фенера» факт неработающего секундомера вскрылся сразу с действенным проходом Жорича. Сербский тренер отработал эпизод до конца и в ярких набегах на судейский столик доказал свою правоту. Конкретно его гневная борьба за два очка предназначила итог и лишила концовку какого-нибудь напряжения: все, что пробовал исполнить ЦСКА после чего, смотрелось совершенно неубедительно.

Тот же момент стал единственным, выведшим Обрадовича из благодушного состояния на пресс-конференции:

– Столик приостановил секундомер. Это суровая ошибка, и надеюсь, Евролига воспримет надлежащие меры. На таком высочайшем уровне это неприемлимо.

Это не может быть ошибкой. Если б это была ошибка, то ее увидели через секунду, две, три… Но не 13 секунд. Это было изготовлено целенаправленно. Так что кто-то должен принять меры по отношению к людям, которые посиживали за столиком.

***

По сути, глупейший момент с секундомером добавил игре настолько нужного градуса. Игроки армейцев начали предъявлять претензии арбитрам, судья Христодолу заметался, VIP-болельщики отдались чувствам и напрыгались вдоль боковой, купившись на призрачную близость победы. Даже Мирсад Туркан переключил внимание с женщин на баскетбол. Без драматичной паузы и уяснения значимости нескольких очков все, конечно, было бы не настолько показательно.

«Если б это была ошибка, то ее увидели через секунду, две, три… Но не 13 секунд. Это было изготовлено целенаправленно»

Еще больше глуповатый календарь Евролиги позволяет даже не совершенно успешно вкатывающимся в сезон грандам не в особенности волноваться из-за поражений. Вот поэтому оба тренера были настроены очень философски и меньше всего собирались драматизировать действия:

– У нас были и нехорошие моменты сейчас, но мы будем работать над ними, – гласил Обрадович.

– Мы на данный момент выглядим потому что мы должны были смотреться месяц вспять. Последний месяц мы приходили в себя, надеюсь, что мы продолжим это делать и далее, – заочно отвечал ему Мессина.

Разница меж командами есть, и эта разница колоссальна и никак не сводится к очку либо трем. У Обрадовича есть точная обмысленная до мелочей ротация, есть фавориты, есть полностью понятный стиль, есть лицо команды, есть возможность реагировать на фактически хоть какой предложенный конкурентом ход. У Мессины есть только размеренная, но не неоспоримая стартовая пятерка (в какой сейчас отсутствовал Хряпа). Даже за последний месяц, когда красно-синие непреклонно добавляли, вид команды значительно изменялся: Хряпа то приближался, то удалялся от наилучшей формы, активность янки (кроме Хайнса) осталась вещью непредсказуемой, Мицов то объявлялся в качестве основного снайпера, то куда-то исчезал. Итальянец все пробует различные сочетания, подстраивается под травмированных/не набравших форму, ожидает, когда команда выявит фаворитов. И не задумывается нагнетать атмосферу из-за этого явственного различия меж 2-мя победителями.

Мессина борется с командой и пробует выдавить максимум из того, что есть под рукою прямо на данный момент. Обрадович, напротив, дает только почувствовать глубину состава и его не подающийся четкому измерению потенциал.

– Вы вот гласите об почтении к ЦСКА. Что все-таки это за почтение, если вы бережете Бо Маккалебба и Линаса Клейзу, которые провели по 23 минутки?

– А вы сколько желаете, чтоб они игрались?! Давайте после пресс-конференции продолжим этот разговор, и вы тщательно растолкуйте мне, сколько они должны играть. Никаких заморочек.

***

Новый сценарий борьбы Мессины с командой смотрелся таким макаром: ЦСКА остался в игре после первой половины благодаря личным качествам Парго и Уимса и даже смог пережить ужасную бомбардировку (7 из 14 из-за дуги), а после ударной третьей четверти вылетел на финальную прямую с гандикапом в 6 очков (62:56) и Теодосичем, которому под силу было фактически все.

Безвыходную особенность янки в атаке Теодосич поменял надежными, как лом, европейскими пик-н-роллами

Если не считать части про Теодосича, то смотрелось это полностью оптимистично. Перестановки Мессины вполне изменили нрав игры: ЦСКА, у которого не выходило использовать «больших», отцепил Крстича и уменьшил ротацию фронткорта до Воронцевича, Хайнса и Кауна, хорошо отбивался на периметре и дозволил за четверть забить только 5 очков с игры, а еще успешно штурмовал из-за дуги (4 из 6 на этом отрезке). Безвыходную особенность янки в атаке Теодосич поменял надежными, как лом, европейскими пик-н-роллами: трехстороннее орудие действовало без проволочек и обязательно обрушивало на «Фенер» или проход самого Милоша, или скатывающегося под щит Хайнса, или «треху» со слабенькой стороны.

Так все и докатилось до «напряженной» концовки. Так напряженной, что Обрадович даже выпустил кратковременно Маккалебба с Клейзой.

И так ЦСКА проиграл:

– Мы проиграли так как не сделали то, что должны были, в решающие моменты – и в нападении, и в защите.

«Если это удивительно смотрелось с трибуны, представьте, как это все смотрелось со лавки»

Турки возвратили преимущество демонстративно просто: все усилия армейцев были нивелированы неумолимыми снайперами Богдановичем и Клейзой, медленными, флегматичными и неотказными, как шестеренки часового механизма. Их уверенность внутри себя и команде и философский настрой в особенности кидались в глаза на фоне неугомонного Теодосича, который уже не вожделел отдавать мантию спасателя кому-то другому. Милош был наилучшим в ЦСКА до последних 2-ух минут, когда поначалу при «-1» выкинул трехочковый на середине владения, а потом не отыскал других вариантов под прессингом мобилизовавшейся защиты «Фенера» и пальнул с 8 метров за 6 секунд до конца атаки.

– Вы понимаете, почему Теодосич совершал поспешные трехочковые в последние минутки?

– Понятия не имею. Это уже не 1-ый раз. Мы пытаемся отыскать баланс, потому что он может приносить пользу, но… Дело не только лишь в нем. Мы должны забивать лэй-апы, должны не отступать от игрока с мячом, когда он совершает трехочковый. Мы должны делать различные маленькие глупости, благодаря которым отменная команда становится очень неплохой.

– Не говорю, что Теодосич во всем повинет. Просто это все удивительно смотрелось.

– Ну если это удивительно смотрелось с трибуны, представьте, как это все смотрелось со лавки.

***

На то, чтоб спастись (73:76), у ЦСКА оставалось 15,8 секунды. Только и это растянутое при помощи тайм-аутов и въедливых арбитров время только выделило разницу меж командами. Тренерский штаб ЦСКА выслал на площадку 4 малеханьких и Хайнса, передал мяч в руки Уимса и свел дело к очевидной «изоляции». Тренерский штаб «Фенера» подождал и отдал указание на Уимсе сфолить.

Вопрос о новеньком месте работы Обрадович свел к собственному возлюбленному тезису:

– Я страдаю так же, как и всегда. Это моя жизнь. Ничего не изменяется.

Наверняка, это единственное, что сейчас соединяет воединыжды его с Этторе Мессиной. Но для обоих это общее все равно превалирует над остальными различиями.

ЦСКА Москва Наша родина – Фенербахче-Улкер Турция 74:78 (17:19, 18:22, 24:15, 15:22)

ЦСКА: Уимс (20), Парго (15), Мицов (5), Каун (5), Воронцевич (2 + 9 подборов) – старт; Теодосич (14), Хайнс (9), Джексон (3), Фридзон (1), Крстич (0).

Фенербахче-Улкер: Богданович (18), Клейза (13), МакКалебб (8), Видмар (6), Прелджич (5 + 8 передач) – старт; Бьелица (10), Жорич (8), Сипахи (7), Махмутоглу (3).

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *