Андрей Ярмоленко считается самой броской звездой «Динамо», передвигается по Киеву на 2-ух шикарных автомобилях (Maserati и Porsche), прогуливается в любимцах клубного управления, но при всем этом обладает репутацией очень умеренного человека. Когда Ярмоленко гласит о том, что происходит в украинском футболе прямо на данный момент, он аккуратен, спокоен и не то чтоб увлекателен.

Веб-сайт Tribuna.com повстречался с Ярмоленко и поболтал не об животрепещущем, но о нескончаемом – родителях, славе, возмездии и Лионеле Месси, у которого вправду нельзя отобрать мяч.

Спать

Фото: Fotobank/Getty Images/EuroFootball/Sergei Supinsky

– Мне вас рекомендовали как самую скучноватую звезду киевского «Динамо»: произнесли, что вы издавна отказались от ночной жизни. Вы и правда не ходите в ночные клубы?

– Почему, я хожу в клубы. Но для этого есть особое время – отпуск. В сезоне необходимо играть, а в отпуске – отдыхать, как хочешь. Потому когда идет чемпионат, узреть в клубе меня и правда нельзя. Просто я вправду считаю, что футбол в моей жизни на данный момент на первом месте. И я, как в детстве, вправду жду каждую тренировку. И от каждой получаю наслаждение.

– Футбольный матч из юношества, который вы никогда не забудете?

– «Динамо» (Киев) – «Ворскла» (Полтава). Я не помню, какой это год, но мне было или 11, или 12 лет, я с родителями тогда жил в Чернигове. Они лицезрели, как я люблю футбол, и как-то решили устроить мне сюрприз: «Собирайся, едем на игру в Киев».

– Автобусом?

– Да, собственной машины у родителей тогда еще не было. У их в Киеве были знакомые, они повстречали, проявили город и отвели на стадион. Я в первый раз в жизни оказался на большенном футболе – воспоминаний масса! «Динамо» выиграло 3:0, все три забил Максим Шацких.

– Все техничные футболисты подглядывали в детстве смотрели телек в том числе, чтоб копировать финты у звезд. Чьи копировали вы?

– По телеку много чего можно узреть, но еще лучше созидать наяву. Я на летних каникулах нередко ездил к бабушке в деревню. А там был мужчина, ровесник моих родителей, который нигде мастерски не играл, но даровит был жутко. Техничный неописуемо – просто так сложилось, что нигде не играл. У него мяч будто бы привязан к ногам был. Мне было лет 8-9, я бегал совместно со взрослыми и обучался.

– Последний раз, когда вы рыдали из-за футбола?

– Три года вспять, когда мы не прошли «Аякс» в квалификации Лиги чемпионов. Не плакал, естественно, но слезы навернулись. 1-ый матч мы сыграли дома 1:1, в гостях у нас было преимущество, я один из моментов не воплотил. Позже пропустили два, один отыграли и не вышли. Я не плакал, естественно, но слезы навернулись. Я совершенно юный еще был. Очень хотелось в Лигу чемпионов.

– Матч, перед которым вы так и не смогли заснуть?

– Чтоб так и не сумел – не было. А чтоб до 3-4 утра не спалось – бывает, перед важнейшими матчами. Вроде пораньше ложишься, очень хочешь резвее уснуть, чтоб завтра поскорее пришло. Как назло думаешь об игре и заснуть не выходит. Последний раз у меня так было три недели вспять – перед матчем с «Шахтером». Так как это реально принципиальная игра для «Динамо» и лично для меня.

– Что вы делаете в таких случаях? Считаете овец?

– Есть один способ. Только начинаю читать книжку – и сходу засыпаю. Кое-где странички две – и все. Меня вырубает, книжка лупит по лицу, я просыпаюсь, понимаю, что книжку нужно в сторону отложить и – сплю далее.

Смеяться

– Самое внезапное место, которое для вас приходилось занимать на футбольном поле?

– Однозначно – левый заступник. До того, как в «Динамо» пришел Валерий Газзаев, я был только нападающим. При этом не фланговым, а центральным – никакой другой позиции у меня не было. Но здесь пришел Газзаев и поставил меня левым заступником.

– Как это?

– Ну вот 1-ая тренировка, рядовая двухсторонка, он расставил футболистов и гласит: «Так, Ярмоленко, иди играйся слева, защитником». Я пошевелил мозгами, что, может быть, он на меня не рассчитывает и не придал особого значения: куда бы ни поставил – только бы играть. Но уже через две-три тренировки сообразил, что не могу, и подошел к тренеру: «Извините, пожалуйста, но это вроде бы не моя позиция, я не могу на ней играть». Валерий Георгиевич произнес: «Ты попробуй. Не спеши с выводами».

Сыграл одну игру. После нее опять подошел к нему, опять извинился и произнес, что на этой позиции я не получаю от футбола наслаждения. Ну а чуток позднее меня начали переводить на позицию левого полузащитника. И уже там до меня дошло, для чего Газзаев ставил меня в защиту. Чтоб получить способности игры в обороне.

– Самый необыкновенный футболист, против которого для вас приходилось играть?

– Естественно, Месси!

– А что необыкновенного?

– Да все! Мы с «Барселоной» игрались четыре года вспять. Когда мы готовились к матчам, я задавал для себя вопрос: «Неужели у него нереально отобрать мяч?» Оказывается – вправду нереально. Человек так резкий, поворотливый, техничный. С такими футболистами мне не приходилось играть никогда в жизни.

– Как ваши заступники рецензировали его игру?

– Да мы всей командой игрались в обороне. На «Камп Ноу», что гласить, нас вчистую обыграли… У нас на базе все есть каналы «НТВ-Плюс». Как назло: всегда когда я включал телек, демонстрировали повтор нашего матча в Барселоне. Как попадал на игру, сходу переключал. Навряд ли кто-то любит глядеть, как тебя возят.

– Последний футбол, который вы смотрели зрителем и который привел вас в экстаз?

– 1-ый матч «Баварии» и «Барселоны». Я был просто в шоке после игры. «Бавария» так хорошо, так массивно все сделала. И против Месси – они здорово страховали друг дружку, впору перестраивались. Когда Месси обыгрывал 1-го, сходу лицезрел впереди себя второго, позже – третьего. Видимо, к этому он был не готов.

– Три наилучших последних полузащитника в мире?

– Криштиану Роналду, Иньеста и… (после паузы) Наверняка, Эден Азар.

– Игорь Суркис гласил, что Андрей Шевченко был нужен киевскому «Динамо» хотя бы для того, чтоб учить молодежь. Чему у него научились вы?

– Многим футбольным вещам. К примеру, он говорил, как лучше действовать, когда выходишь один на вратаря. Демонстрировал, какая в том либо ином моменте у вратаря опорная нога, как лучше пробить – верхом либо низом. Это очень любопытно слушать. В особенности, если ты юный и если ты учишься.

– Самый запоминающийся разговор с Шевченко?

– Я его спросил как-то: «Какие чувства, когда забиваешь в конце Лиги чемпионов?» Он ответил, что это не передать словами.

– Так и ответил?

– Нет. Четкое слово, которое он произнес, нельзя печатать в интервью. Но смысл я для вас уже растолковал.

– Самый грязный игрок, против которого вы игрались?

– Самого грязного вспомнить не смогу, а вот самый хитрецкий – Дарио Срна.

– Растолкуйте.

– Нередко падает, нередко провоцирует. Практически во всех наших матчах против «Шахтера». Человек может свалиться, хотя фола нет. Начинаешь волноваться, заводиться. Но необходимо держать себя в руках, так как такие штуки на это и рассчитаны – или конкурент удалиться, или будет мыслить не об игре.

– Вы как-то произнесли: «Я не желаю дискуссировать такие матчи, как «Шахтер» – «Ильичевец». Что вы имели в виду? По-вашему, не самый бескомпромиссный матч?

– По-моему – не самый. Когда мы игрались в прошедшем голу с «Ильичевцем», было видно, что ребята погибали на поле, бились до самого конца. Была настоящая рубня, мы у их еле выиграли 1:0. А позже я из дома смотрел их игру против «Шахтера»: счет был 2:1, «Шахтер» тихо катал мяч на собственной половине, и никто из игроков «Ильичевца» их не встречал. Другими словами встречал, но лишь на собственной половине поля – хотя с нами все было совершенно по-другому. Потому незначительно забавно было за всем этим следить.

Фото: REUTERS/Gustau Nacarino

Получать

– Звездная болезнь бывает у всех. Когда завершилась ваша?

– Да я как бы не особо ей и мучился. Спасибо родителям, что меня так воспитали. И воспитывают.

– До сего времени?

– Да, до сего времени. Когда приезжаю к ним домой, если что-то не так скажу, отец может поставить меня на место. У меня младшая сестра, ей 16 лет. Могу в шуточку сказать ей что-то грубое. Отец непременно осадит.

– Вас пороли в детстве?

– Было несколько раз. Последний – лет в 14. Тоже из-за сестры – произнес ей ненадобную вещь, матернулся. Отец как отдал ремнем по пятой точке. Но он не грозный, нет. Было за что – я бы точно так же поступил.

– Ваши предки живут там же, где и ранее?

– Да, я гласил им, чтоб переезжали ко мне. Но они отрешаются и бывают в Киеве исключительно в гостях. У их в Чернигове дом, друзья, предки живут рядом, а их нужно навещать.

– В киевском «Динамо» есть как минимум один узнаваемый игрок, у которого до сего времени нет собственного жилища. У вас – есть?

– Я квартиру купил еще два года вспять. 100 квадратных метров – нам с супругой более чем довольно. Ремонт, кстати, делал отец. Он сам делает ремонты и был за головного.

– Вещь, не считая футбола, о которой вы болтаете с друзьями?

– Любим детство вспоминать – как шалили тогда. К примеру, как прогуливали в школу. В спортшколе у нас была такая штука, как освободительные записки: «Просим таких-то высвободить от учебы в школе из-за спортивных соревнований». Мы брали корректор, зарисовывали даты и писали чуть не на неделю. И уходили висеть на компьютерах. Тогда все игрались в Counter-Strike и «Фифу». Но! Никогда в жизни я не прогулял тренировку. Школу – да, нередко. Но тренировку – никогда.

– Ваша самая памятная встреча с болельщиками?

– Один раз позвонили ночкой. Позвали на дискотеку.

– Ого.

– Я сплю, 4 часа ночи, звонок. Обычно с незнакомых номеров я трубку не беру, но здесь все-же ночь. Не достаточно ли что, – думаю. Взял, а там: «Андрюха, привет! Мы в клуб едем, давай с нами!» На вопрос: «А это кто?» – мне не ответили. На последующий денек я перезвонил, там ребята произнесли, что они болельщики «Динамо», кое-где пробили номер, решили поприкалываться. Мы нормально разошлись.

Петь

Фото: РИА Анонсы/Виталий Белоусов

– Поете ли вы гимн Украины?

– Да, естественно. Я его знаю со школы. Правда, я считаю, что гимн необязательно петь в глас – специально на камеру. Некие не открывают рот, зато поют в душе. Хотя бывают матчи, когда молчать нереально. К примеру, мы во Львове игрались товарищеский матч с Австрией. Там люди на трибунах так прекрасно, так звучно его пели, чего хотелось им посодействовать, хотелось стать частью всего того, что происходит на стадионе.

– Кто из игроков сборной Украины поет гимн лучше всех?

– Кто лучше – не знаю. Знаю – кто громче всех. Тарас Степаненко из «Шахтера». Когда мы с ним к тому же в юношеской, и в молодежной сборной игрались, он его громче всех кричал.

Уходить

– О чем вы мечтаете?

– Для начала – стать фаворитом Украины. Формально я им уже был, но я тогда сыграл 7 матчей, выходя на смену. Не считая того – охото глядеть оканчивающие игры Лиги чемпионов не по телеку кое-где в ресторане либо дома. Охото в их принимать самое конкретное роль.

– Вы выражали восхищение Александром Шовковским, который всю свою карьеру провел в киевском «Динамо». Вы представляете, что ваша карьера пройдет так же?

– Тяжело, не меняя ничего, провести 20 лет на этом же уровне. Если твой уровень позволяет, в определенный момент стоит куда-нибудь уйти, поменять обстановку. Лично для меня, думаю, это пойдет на пользу.

– Итальянский агент Марко Трабукки произнес как-то: «Милан» сейчас уже слабенький клуб для Ярмоленко».

– Что я могу сказать? Это его мировоззрение. Мое? «Милан» – это большая команда. С большенными амбициями и большой историей.

– Вас когда-нибудь звали в Россию? В «Зенит», в «Анжи»?

– Когда я еще не играл в главном составе, еще до прихода в «Динамо» Валерия Газзаева, у меня был вариант – аренда в «Амкар». Я был в первой команде, но на поле выходил на смену – мне очень хотелось играть, вот и находили варианты. Но что-то не вышло, я поехал на сборы с «Динамо». Как выяснилось – Слава Богу, что не вышло.

– Почему конкретно «Амкар»?

– У меня тогда был агент Лахтер. Он и сделал такое предложение.

– Мамочки.

– Мы стали работать, еще когда я был в юношеской сборной. У нас был отбор к чемпионату Европы в Армении. Он приехал туда, мы пообщались. Он пообещал золотые горы. Он мог лапши на уши навешать, а юным парням это совсем не сложно сделать. Не стали работать мы года три вспять. К тому моменту я сообразил, что это человек не очень суровый.

– Другими словами?

– Я сообразил, что вести футболиста, выбивать заработную плату, помогать он не может. Все это время я прогуливался к управлению и обо всем договаривался сам. За меня никто ничего не решал. Когда я все сообразил, произнес ему, что больше сотрудничать с ним не желаю.

– Есть хоть какая-то возможность, что вы уйдете из «Динамо» уже этим летом?

– У меня предложений никаких нет. У меня договор еще практически на два года. В «Динамо» я получаю наслаждение. И от футбола, и от жизни.
Анонсы футбола

Игорь Суркис: «Нет таких средств, за которые я продал бы Ярмоленко в «Шахтер»

Вячеслав Суровый: «Я не слабее Моуринью. А Романцев – сильнее»

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *