«Куда я тащу «Зенит» и сборную? Ко дну?» Широков и Акинфеев – за кулисами «Петровского» «Куда я тащу «Зенит» и сборную? Ко дну?» Широков и Акинфеев – за кулисами «Петровского»

«Дома супруга ожидает! Борщи стынут!» – проорал обычно тихий и умеренный Олег Шатов на все подтрибунное помещение и в шуточку оборвал интервью Игоря Смольникова. В это время «Зенит» фактически в полном составе искрился радостью: Халк нес в руках приз наилучшему игроку премьер-лиги в сентябре, Тимощук, хоть и не играл, на правах спикера команды улыбался в камеры, Широков обымался со своим агентом Арсеном Минасовым. Только Вячеслав Малафеев, которого не собирались включать в заявку, но все-же включили, смотрелся темным. Одетый в темное пальто (единственный из команды, кто вышел не в клубной куртке), он стремительно отправился на улицу, никого не поздравив и не подмигнув.

Оторвавшись от ЦСКА на более чем приличные одиннадцать очков, «Зенит» совсем утвердился в качестве бесспорного фаворита, и петербургские журналисты смогли гласить о чемпионстве. Только если Смольников в ответ на это выдал прохладное «Еще рано говорить», а Ломбертс добавил, что «надо выигрывать в типо обычных матчах», то Широков был куда более откровенным: «Очковый отрыв на данный момент неплохой, необходимо сохранить его до конца года. А весной такое отставание конкурентам будет тяжело отыграть».

Широков, как просто додуматься, стал основным героем вечера.

– Роман, сейчас Геннадий Орлов в репортаже произнес, что вы тащите «Зенит» и сборную.

– Куда? Ко дну?

– Напротив, к небу.

– Он преувеличил. Просто я забил и за сборную, и за «Зенит».

В то время как для всех игроков сборной Рф на вираже «Петровского» вывесили баннер «Спасибо за Бразилию», Роману адресовали еще одно злое послание со известной фразой «Мог бы дома посиживать, ***». Спустя пару минут после загадочного исчезновения этого баннера Широков забил, но , как оказывается, об следующем знаке внимания от виража он ничего не знал: «Что, меня поздравили? Я вообщем не смотрю на трибуну».

Зато Широков максимально внимателен со знакомыми: даже когда на выходе к автобусам его окружали агент, супруга и цеплявшийся за правую брючину отпрыск, он отыскал момент, чтоб хвалебно похлопать по плечу безотрадного Сергея Игнашевича. В ответ главный заступник Рф чуть приметно улыбнулся.

Других поводов для улыбок у ЦСКА пятничным вечерком просто не было. Тревожные моменты начались еще на разминке, когда в воротах вдруг не оказалось ни 1-го голкипера – Акинфеева просто не было на поле, а Чепчугов остался кое-где в стороне. Тогда никому вокруг еще не было понятно, что в колене Акинфеева скопилась жидкость, и место на ленточке занял тренер ЦСКА по физподготовке Паулиньо Гранеро. Смотрелось это очень удивительно и особенно: тренер расставлял руки в стороны и не прыгал за мячами.

Сам Акинфеев после матча не направлял внимания на окружающий мир: по пути на улицу он смотрел на неопознанную точку впереди, и лицо его, как будто закаменевшее, не выражало никакой эмоции. Осознать эту отрешенность просто: сзади был важнейший матч озари, в каком Акинфееву из-за осторожности докторов пришлось со стороны следить за тем, как сменщик Чепчугов доходил до последней степени стрессовости и, к примеру, безуспешно пробовал обвести Аршавина в 3-х метрах от пустых ворот. Все самое принципиальное за Игоря произнес доктор Александр Ярдошвили: «Колено дополнительно исследовать не будем. Сыграет ли в Лиге чемпионов? Все нормально».

Правда, скоро Ярдошвили смотрелся уже более напряженным и, переговариваясь у автобуса с сотрудником из «Зенита», нервно курил: «Столько моментов было…»

Моментов-то много, но результатом может быть доволен только один болельщик ЦСКА.

«Зенит» – фаворит? Мировоззрение Дениса Романцова

«Вы сможете критиковать – по барабану». Слуцкий, Спаллетти и Семак о главном матче озари

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *