На «Арене Химки» всюду чувствовалось дыхание истории с Яя Туре. Дисквалифицированная трибуна D была укутана в черно-красно-синее полотно, на котором выведены массивные фигуры фанатов и восклицание «Мы все за ЦСКА». Рядом с центральным кругом лежал баннер кампании УЕФА против расизма. На огромных экранах мерцали Криштиану Роналду, Франк Рибери и другие герои Европы, чеканившие слоганы против дискриминации. Диктор тоже произнес серьезное воззвание к поклонникам, которое заканчивалось стоп-кадром с безлюдным стадионом и риторическим вопросом «Вы желаете, чтоб команда игралась при пустых трибунах?».

Все указывало на прошедший скандал, и фанатское движение ЦСКА, переместившееся за другие ворота, в ответ только натянуло на огораживание белоснежный баннер с надписью «UEFA MAFIA». Управлению красно-синих уже можно доставать ручку, чтоб выписать чек: УЕФА часто штрафует за такие шалости на 10-25 тыщ евро.

Практически за несколько минут до начала матча над Химками разверзлась реальная зима – большие снежные хлопья, живописно подсвеченные лампами, ровно ложились на газон и, кажется, сначала доставляли «Баварии» даже больше заморочек, чем ЦСКА. Техничный и ретивый Алаба два раза поскользнулся на собственном фланге при выходе в атаку, а Мюллер и Кроос несколько раз сталкивались с таким непривычным отскоком, что, быстрее, занимались неловким укрощением мяча, а не его обработкой. «В Москве у нас было две задачи – погода и пробки. Было тяжело, но все-же мы совладали и сыграли здорово», – посмеиваясь, добавил Мануэль Нойер.

«Бавария» была людской командой, а не галлактическим вторженцем

Привыкнув к жестковатому газону, «Бавария» начала более уверенно, резвее, изобретательнее играть в пас, и оборона ЦСКА стала понемногу разрываться на куски. Так пришел и 1-ый гол: мюнхенцы практически убили Набабкина, Игнашевича и Алексея Березуцкого 2-мя рассекающими передачами. Хосеп Гвардиола даже не стал победно трясти кулаком – сходу выбежал на поле и, заступив за боковую линию приблизительно на метр, начал что-то импульсивно надиктовывать Джерому Боатенгу. Другие игроки нежились в объятиях.

Приемущество «Баварии» было уж очень разительным – и дело, как это ни удивительно, не только лишь в германцах. Как раз в этот вечер «Бавария» казалась полностью снисходительной людской командой, а не галлактическим вторженцем, как бывало ранее. В Химках она, пусть и использовала собственный удушающий контроль мяча, но все-же держала не самый высочайший темп, к тому же, Гетце и Мюллер не всегда как надо отзывались на передачи. Но в первом тайме ЦСКА как будто страшился быть собой: полузащитники изредка врубались в активный прессинг и практически не перехватывали мячи для высокоскоростных атак. ЦСКА как будто страшился рискнуть, а зажимаясь сзади и принимая правила «Баварии», заранее оказывался в роли проигрывающего.

О том, как уверенно ощущает себя «Бавария», идеальнее всего сказал момент с третьим нагом. Когда Мюллер исполнял пенальти, Гвардиола буднично давал указания Роббену – так, как будто и не было никакого принципиального момента, а в игре просто наступила маленькая пауза. Арьен стоял спиной к воротам и расслабленно пил воду, не отвлекаясь от слов тренера, а Хосеп лишь на пару секунд повернул голову, чтоб убедиться, что Мюллер не провалился. Никаких чувств – только разговор, уверенность, стратегия, прохладный расчет. Роббен же отдал 5 партнерам на оборотном пути к центру поля.

Последние 25 минут дозволили болельщикам уйти от депрессии и проникнуться одушевлением

После чего у ЦСКА в конце концов появилась давно ожидаемая свобода – «Бавария» больше не нуждалась в энергозатратном контроле мяча и дала инициативу красно-синим. Атакующая активность, проявившася резким порывом сначала второго тайма, сейчас стала неизменной: ЦСКА шел вперед нередко, массированно и даже небезопасно. Но на фоне промахов Мусы и Хонды становилось разумеется, что без Сейду Думбия команде неописуемо тяжело забивать – в штрафной просто не оказалось надежных игроков, которые смогли бы размеренно подстраиваться под мяч.

– В нашей кадровой ситуации это все, на что мы способны – в домашних матчах играть на равных с наилучшими командами мира. На выездах это нереально, – отметил после матча Леонид Слуцкий. 

Слова Слуцкого про равную игру – это, естественно, художественное преувеличение, но те 25 минут активности и правда дозволили «Арене Химки» уйти от депрессии и проникнуться одушевлением. ЦСКА впечатлял нравом: к примеру, в конце матча Миланов, с трудом шагавший по бровке из-за травмы и просивший подмену, продолжал набирать скорость, как получал мяч, а в одном моменте даже накрутил дриблингом 2-ух игроков «Баварии». Доиграв момент, он опять схватился за мышцу. А нескончаемый энерджайзер ЦСКА Вернблум очень чувственно предъявлял претензию Хонде за неудобную утрату – с звучными кликами, резкими движениями рук, рассекающими воздух, и подбадривающими рукоплесканиями.

Да, старенькые препядствия с обороной никак не решаются, 15 пропущенных в 5 матчах – трагедия, но ЦСКА эталона последних 25 минут заслужил почтение. Жалко только-только в остальное время на поле была совершенно другая команда.

Леонид Слуцкий: «Ругать за нереализацию – все равно, что ругать малыша за то, что он маленький»

Поражение ЦСКА, хет-трик Видаля и другие кадры среды

ЦСКА Наша родина – Бавария Германия

1:3 (0:1, 1:2)

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *