Баку, старенькый договор, спорные средства

Слева вправо: Денис Адлейба, Артем Милевский, Камиль Маммадов.

– Как вышло, что украинский футболист попал в Турцию через азербайджанского агента?

– У нас есть общий друг. Он родом из Баку, но издавна живет в Киеве. Этим летом Артем и его самый близкий друг Денис Адлейба приезжали погостить к нему на родину – там мы и повстречались. Газеты в Украине тогда писали, что Милевский полетел на переговоры с азербайджанским клубом, чуть не с Семиным и его «Габалой». Но, понятное дело, никаких переговоров он там не вел. Это просто не его уровня чемпионат – ни по качеству футбола, ни по уровню зарплат.

– И вы сходу решили взяться за дело Милевского?

– Естественно. Познакомиться с ним в таковой момент и не дискуссировать его ситуацию в клубе было нереально, а я все-же 1-ый лицензированный агент в Азербайджане. Не считая того, я давнешний и редчайший болельщик киевского «Динамо». Наверняка, когда человек лицезреет, что иноземец может быть так отлично ознакомлен и так близко к сердечку принимать происходящее в клубе, это подкупает.

– А у вас-то любовь к «Динамо» откуда?

– Сам не знаю – просто болею за клуб с 6 лет, со времен черно-белых телевизоров. При том, что у меня нет никакой связи с Украиной, с Киевом – просто вот такая иррациональная любовь юношества. Я ведь и матчи «Динамо» всегда один смотрю. Болеть за «Динамо» у нас на данный момент не очень стильно.

– Как можно организовать поиск клуба, когда агент и игрок живут в различных странах?

– Да без заморочек. Куда важнее то, что мы отыскали общий язык с Денисом – а он Артему не только лишь друг, да и очень принципиальный человек, советник – и начали все вкупе рассматривать варианты. Условились, что все поступающее Артему впрямую мы сейчас рассматриваем вместе – ну и я сам, естественно, ищу. При всем этом я вообщем не трогал украинский рынок. Это было бы удивительно, там ведь Артем наверное лучше меня ориентируется.

– На данный момент выясняется, что у Милевского в Украине были предложения – от «Металлиста», от киевского «Арсенала». Почему он туда не перебежал зимой?

– Как я знаю, всегда что-то не складывалось – то «Динамо» не уступало в стоимости, то еще что-то бывало. Могу ошибаться – это все до меня происходило.

– В конечном итоге он решил, что вообщем не желает оставаться в Украине?

– Да, к августу Артем уже обусловился, что желает играть за рубежом – тем паче, что предложений оттуда было много. Они, естественно, были очень различного свойства, но были. А Артем, к примеру, всегда желал играть в Италии. Неувязка была в том, что благодаря его предшествующим агентам у него был совсем уникальный договор, заканчивавшийся 5 сентября, уже после закрытия трансферного окна. Выходило, что если он не договаривался с «Динамо» о трансфере, то оставался без футбола.

– Так ведь свободных агентов можно подписывать после окончания трансферного окна.

– Не всех, а только тех, кто стал свободным агентом до закрытия окна. По другому вышел бы хаос: условный Тайсон мог бы потаенно условиться, скажем, с «Динамо», расторгнуть договор и уйти из «Шахтера».

– Что мешало Милевскому побеседовать с управлением клуба и расторгнуть договор до закрытия окна?

– Для этого необходимо было отрешиться от средств, которые клуб ему до сего времени должен. Здесь дело принципа – по-моему, Артем довольно сделал для «Динамо» и заслужил все средства по договору.

– Это та часть заработной платы, о которой Игорь Суркис заявил, что она не будет выплачена, так как Милевский несколько месяцев не являлся на тренировки?

– Ну и не только лишь она. Но ведь просто так не появляться на тренировках Артем не мог – раз уж это бывало, означает, были какие-то предпосылки и какие-то договоренности. А если управление «Динамо» желает связать с деньгами то, что Милевский был либо не был на тренировках, то пусть подтвердит эту связь документально. Чтоб суммы не появлялись из воздуха, а вытекали из критерий договора. Фактически, как раз на данный момент мы всю эту функцию общения с клубом и начинаем. Надеюсь, усвоим друг дружку.

Итальянцы, Роберто Карлос, перевалочный пункт

– А от кого были реальные предложения в Европе?

– Переговорами с «Ливорно» занимались другие люди до меня, а мы уже впритирку общались с «Сампдорией», «Вероной» и «Сассуоло». Только вот в Италии трансферное окно запиралось 2 сентября. В общем, договор Милевского очень сузил нам перечень вероятных клубов.

На самом деле у нас оставалась только Турция – единственная страна, где окно запирается аж 6 сентября. Милевский становился свободным агентом за денек до его закрытия, и в Турции мог бы подписывать контракт с клубом хоть 6-го, хоть 10-го, хоть в новогодний вечер.

– Другими словами единственная причина – дата закрытия окна?

– Не единственная. Подход у турков к Артему был исключительный! «Второй по таланту украинец после Шевченко» – в него там вправду веруют. Это подкупало. Там вообщем культура чуток другая, легионеров там просто боготворят. К тому же, инициатива исходила от «Газиантепа», они не высказывали подозрений и не пробовали перестраховаться.

– «Газиантепспор» был единственным вариантом в Турции?

– Нет, там их было несколько. Был «Трабзонспор», существовал реальнейший энтузиазм «Сивасспора», где работает Роберто Карлос. Они, кстати, до последнего момента вели переговоры, и в конечном итоге чуть ли не перессорились с «Газиантепом».

– Но все это не топ-клубы, как ни крути.

– А это было не принципиально. Принципиально было, во-1-х, опять играть, а во-2-х, уйти из «Динамо» с высоко поднятой головой.

– Зарплата-то в Турции у Милевского еще ниже, чем была в «Динамо»?

– Нет, практически такая же.

– И контракт обыденный? Не предлагали для вас вариант, скажем, с малой фиксированной частью и большенными призами?

– Нет. Некие итальянские клубы пробовали завести речь о кое-чем схожем. Но «Газиантеп» просто не сумел бы для себя такового позволить. Мы бы сразу развернулись и ушли.

– Все же, у Милевского не наилучший общественный стиль. Это мешало поискам клуба?

– Итальянцев иногда напрягало – они начитались украинской прессы и пробовали узнать заочно, через бывших одноклубников, правда все это либо нет. К примеру, как позже оказалось, «Верона» наводила справки через Адмира Мехмеди. Ну тот и произнес: нет, Милевский обычный, просто Киев – большой город и здесь развитая ночная жизнь.

– А то, что Газиантеп – провинциальный город, из которого до сирийской границы еще поближе, чем до Стамбула и Анкары, игралось какую-то роль?

– Так это ведь все равно перевалочный пункт для Артема! Он это соображает – и клуб тоже. Когда мы общались с управлением, они сами не смущались об этом гласить открыто: мы рады, что мы такие резвые, умные, обошли всех, взяли свободного агента, позже с прибылью продадим. У «Газиантепа», кстати, хорошая статистика таких перепродаж в стамбульские топ-клубы. Которые, кстати, интересовались Артемом год-полтора вспять.

Пранкер Вован, трагедия, Алиев

– Приблизительно с того времени Милевский закончил попадать в состав «Динамо».

– Вот что касается его непопадания в состав – это вообщем черная история. Если один игрок играет, а другой – нет, то 1-ый должен вправду убедительнее смотреться. А вы поглядите на сегодняшнее «Динамо». Я болею за этот клуб с 1985 года, были взлеты и падения – но последнее вправду успешное «Динамо», доходившее до полуфинала еврокубка, было как раз с Милевским на ведущих ролях. А на данный момент мне на него больно глядеть.

– А Милевский разве не поменялся с того времени?

– Наверняка, поменялся. Но ничего же не случается просто так. Вы вот верите, что Артем ни с того, ни с этого вдруг решил загулять? Я не верю. Я думаю, дело в том, что по отношению к нему поступили несправедливо.

– Это как? Запись его разговора с пранкером Вованом повлияла?

– По-моему, да – и очень очень. Как я понимаю тренеров поколения Блохина, они после таковой записи даже глядеть на игрока не станут.

– А то, что Блохин в собственном разговоре с этим же Вованом гласил «я опьяненных тренировать не умею»?

– Вот вы реально верите, что футболист может опьяненный на тренировки ходить? Ну это просто абсурдно, такового не бывает.

Ну и все-же тренеры этой старенькой школы очень увлечены погоней за дисциплиной. Она принципиальна, но не нужно строить ее в культ – поглядите уже на Европу наконец, там это понимают.

– Ну вот после недавнешней трагедии под Газиантепом турецкие газеты писали, что в крови Милевского отыскали 1,3 промилле алкоголя. Как они там оказались?

– После игры в Стамбуле с «Касымпашой» тренер отдал всей команде выходные. В пн с утра Артем улетел оттуда в Газиантеп. Прилетел, сел в машину и поехал. Это 7 утра – где здесь время пить?

– Не знаю.

– Вот и я думаю, что это чья-то фантазия.

– Я знаю много людей, болеющих за «Динамо», у каких осталась фактически настоящая обида на Милевского – так как у него был большой талант, а он из-за заморочек с дисциплиной его не раскрыл до конца.

– Так и скажите им: это не его вина. Наверняка, Артем совершал какие-то ошибки, кое-где отдал слабину – да и гиперболизировать их не стоит. В клубе к этим вещам не отыскали правильного подхода, людского разговора – и раздули их заместо того, чтоб погасить. Пошла цепная реакция, от которой всем стало только ужаснее.

Это отлично видно, если сопоставить его с Алиевым. Ну представим, Милевский был таковой нехороший, нарушал режим – но Алиев-то уже два с половиной года вообщем не пьет. Алиев радиво тренится, играет за «Динамо-2» – и что, разве его положение в клубе кое-чем лучше? Да никто даже его игр не глядит, и у Алиева ровно столько же шансов возвратиться оттуда в базу, сколько было у Милевского. Другими словами ноль. Так что дело не в режиме и не в игроках.

– А может Алиев в Турции оказаться, как и Милевский?

– Да, почему нет. Энтузиазм к нему от тех клубов есть. Но у Алиева все куда легче – нормально подписанный договор, который завершается 31 декабря, все зимнее окно в его распоряжени и никаких ограничений. И он играл все это время, у него есть официальная статистика – а это очень принципиально на переговорах.

Коньков, Белькевич, Азербайджан

– С трансферами украинцев в Азербайджан вы были как-то связаны? С переходом Белькевича, к примеру?

– Впрямую. Даже вашего сегодняшнего президента федерации я устраивал – Конькова в «Интер» из Баку. Тогда, 10 годов назад, азербайджанский футбол только зарождался, а я был юный и неопытный. Связался с украинским агентом Иваном Марачем, он мне предложил Конькова. Но позже в «Интере» таковой беспредел начался, что даже вспоминать не охото.

– А о ком охото?

– Вот после Конькова был другой украинец, Валентин Ходукин – красивый человек, до сего времени в клубе работает. У «Интера» с ним пошел неплохой период, и у меня появилась мысль пригласить Белькевича. Один из тренеров, Эльхан Абдуллаев с ним совместно обучался в Киеве на тренерских курсах. Он нас и связал. К тому времени Белькевич не играл уже месяцев восемь, но для меня это было как к кумиру прикоснуться. Я же помню, как ребенком приезжал в Киев и стоял в очереди за его майкой.

Мы привезли его в Азербайджан, но оказалось, что возвратиться в таком возрасте и после таковой паузы ему уже просто на физическом уровне тяжело. Плюс некие вещи в нашем футболе – после того знаменитого киевского «Динамо» контраст был очень велик.

– А Верпаковскис?

– Марису я помогал, но привозил его в «Баку» сам Александр Старков, которого назначили тренером. При всем этом Старков – очень непростой человек, он в конечном итоге так и не прижился. Очень тяжкий нрав, ни с кем общего языка не отыскал. Это поколение тренеров вообщем странноватое: как бы очень упорное, но не способное пойти в собственных принципах до конца.

– Семин и «проект «Габала» с игроками из украинской премьер-лиги – это что вообщем такое?

– Это хороший вариант для Семина. Его там с нашим восточным радушием приняли, все вокруг него там вертится. Думаю, у него получится. «Габала» – неплохой клуб, с хорошей инфраструктурой, бюджет на уровне топ-3  в стране.

– Это сколько?

– Больше 10 миллионов. «Баку», «Карабах» и «Габала». У «Нефтчи» с «Хазаром» тоже все в порядке. Единственный минус «Габалы» – что она не в Баку. В Азербайджане иноземцам трудно жить не в столице – у нас там все сосредоточено, это не Украина, где есть развитые региональные центры.

– Это даже по украинским меркам прилично.

– Да, но есть общая неувязка азербайджанского футбола – мы все еще не привыкли брать игроков. Другими словами платить игрокам отличные средства уже не неувязка, но все клубы отыскивают свободных агентов, чтоб не платить за трансфер. А свободные агенты – это всегда риск, это ограничения в качестве. Приходится работать в очень жестких рамках. Это не то, что в Рф, когда Маурисио переходил в «Терек» во времена Байдачного и очереди выстраивались по семь агентов, которые получали от сделки свою долю – поначалу какие-то израильтяне, позже бразильцы. Зато к моменту нашей встречи с Артемом нас было трудно одурачить.

– Какие на данный момент заработной платы в чемпионате Азербайджана?

– Максимум – приблизительно 600 тыщ евро в год. Это, естественно, еще меньше, чем в «Динамо» и «Шахтере», но все равно очень солидные средства. Сейчас у нас о спорте очень интенсивно хлопочут на муниципальном уровне – делают для него все вероятные условия. Не только лишь клубам, да и сборной. Самедову из столичного «Динамо», кстати, предлагали играть за сборную Азербайджана, но он отказался. Алиеву, меж иным, тоже предлагали. Он сейчас шутит: было надо все-же соглашаться.

Фото: личный архив Камиля Маммадова, fcdynamo.kiev.ua, facebook.com/GaziantepsporKulubu, inter.az.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *