Фотис Кацикарис: «Титул самого стильного тренера Европы – скорее, хорошо, чем плохо» Фотис Кацикарис: «Титул самого элегантного тренера Европы – быстрее, отлично, чем плохо»

– Вы из Рф? У нас есть две минутки на сборы. Мой кабинет вот здесь, давайте пошустрее.

Высочайший брюнет в черно-белом спортивном костюмчике подгоняет меня и моего оператора: через полчаса Фотису Кацикарису необходимо быть на приеме у губернатора Бильбао. Две минутки проходят – из двери показывается все тот же брюнет, но уже не в мешковатом трикотажном спортивном костюмчике, а в дорожном шерстяном пиджаке, белоснежной рубахе без единой складки и идеально незапятнанных туфлях.

– Вы еще не все? Слушайте, я, правда, опаздываю. Давайте-давайте, машина понизу, на парковке.

Фотис Кацикарис проводит в Бильбао уже 3-ий сезон, и за этот период времени в столице Басконии он стал своим. Серебро чемпионата Испании, четвертьфинал Евролиги, конец Еврокубка – до него бедный даже по испанским меркам клуб даже близко не подбирался к таким высотам. Грека на улицах повсевременно останавливают люди, от которых Кацикарис с ухмылкой слушает комплименты и пожелания фортуны.

– Вы знаменитость тут?

– Эм…

– Смотрится так, как будто желаете сказать «да», но стесняетесь.

– Вообщем это футбольный город. Мы не жалуемся, но «Атлетик» здесь на первом месте. Взгляни, кстати, вон там справа – мы проезжаем храм.

– Там только какая-то бетонная стенка.

– Да, это «Сан-Мамес».

Прием у губернатора оказывается праздничком юного белоснежного вина особенных видов, которые создают в стране басков. Раз в год на него приглашают заслуженных обитателей городка – Кацикарис оказывается в компании архитектора и разработчика мобильного приложения, аналогичного WhatsApp. Масса довольно стремительно отсекает меня от Фотиса, и минут 40 я провожу в попытке отыскать хоть кого-либо говорящего по-английски (неудачно) и за дегустацией восхитительно белоснежного вина (удачно, два раза). На втором бокале Кацикарис все-же находит нас с оператором.

– Готовы? Пошли, я вас отведу в одно место. Там и побеседуем. Тут неподалеку.

– Ok, I follow you.

– I, I follow, I follow you deep sea baby.

Груженный штативами и камерами оператор очевидно не делит игривого настроения Фотиса.

– Вамос, Юрий, вамос! Давай-давай, маэстро!

– Ты спросил у него? Длительно еще идти? – бормочет невыспавшийся Юра.

***

Через минутку мы в германском пабе, завешанном символикой футбольного «Атлетика». Я уже совершенно не удивляюсь тому, что владелец заведения еще со входа берет Фотиса в охапку и проводит в уголок, увенчанный символикой баскетбольного «Бильбао» – майками, шарфами, командными фото.

– Аарон Джексон из ЦСКА всегда гласит о Бильбао с теплотой, с наслаждением вспоминает годы, проведенные тут, партнеров и вас. Как для вас удалось сделать тут такую атмосферу?

– Это особый клуб и хоть какой, кто является его частью, имеет такие же права, как и другие. У нас красивый зал, который заполняется на каждой игре. Люди на улицах останавливают тебя, говорят, хотят фортуны не только лишь после побед, да и после поражений, вообщем всегда. В самые плохие моменты в Бильбао тебя обнимут, подбодрят и дадут сил перед последующей игрой. Тут домашняя атмосфера, но это не мешает нам быть конкурентоспособными на уровне Евролиги. А что касается Аарона, то для него этот клуб стал местом, где он вышел на новый уровень. Хороший игрок, иногда ему необходимо быть жестче, и я повсевременно гласил ему об этом. Я обожаю его, красивый юноша.

– Что такое вообщем жить в Бильбао? Как неизменное рвение этих людей к независимости оказывает влияние на их жизнь?

– Баски очень гордятся собственной землей и собственной историей. Тут за 5 минут можно осознать – воспримут тебя либо нет. Люди очень прямые, все стремятся только к правде. Если ты докажешь им, что ты достоин их дружбы, то они умрут за тебя. Не принципиально, выиграл ты либо проиграл.

– Я полчаса вспять своими очами лицезрел, что у вас вышло тут стать своим. Выходит, вы тоже честны во всем?

– 100 процентов. Люди, которые работают со мной, знают, что я все говорю в лицо и все задачи улаживаю в личной беседе. Это трудно, но это наилучший путь. Я не храню ничего внутри себя, я не люблю слухи и не люблю гласить что-то за спиной. Потому я довольно стремительно стал в Бильбао своим.

– Люди из Рф, которые знают вас, молвят, что вы очень принципиальный человек, который готов идти к итоговому результату хоть каким методом.

– Да, думаю, это справедливо. Когда я только начинал тренировать в Греции и мне поступило предложение приехать в Санкт-Петербург – я сделал это. На Родине все чуть не за голову схватились. Для чего? У нас же наилучшая лига в Европе! Что произнесет твоя семья? Но мне было принципиально сделать этот шаг, и это решение оказало большущее воздействие не только лишь на мою карьеру и жизнь, да и на жизнь моей семьи. Мы переехали вкупе, у нас были трудности, но это посодействовало мне стать по-настоящему европейским тренером. У меня было пару не плохих сезонов с АЕК, но я желал новых вызовов. К огорчению, проект «Динамо» закрылся, но у меня вышло стать тренером в Испании, чему многие опешили. А в это воскресенье (разговор состоялся 18 апреля – прим. создателя) я проведу свою двухсотую игру в испанской лиге.

– Каким было ваше 1-ое воспоминание от Рф?

– Положительным, я был рад оказаться в таком чудесном городке, может быть, наилучшем в Европе. Психология и склад ума греков и российских отличаются, но есть ведь и схоже вещи: вера, почтение к традициям. На момент переезда моей дочке было 8, отпрыску – 5. Мы с первых дней сделали так, чтоб они старались мыслить позитивно. «Посмотри-ка, тут снег идет 6 месяцев. Здорово, да? В Греции ведь вообщем не бывает снега!». И нам с супругой удалось сделать так, чтоб и малыши ощущали себя отлично.

– В АЕКе вы работали вкупе с Душаном Ивковичем. Я не так давно лицезрел его на баскетболе, от него исходит такая мощь, что люди вокруг кланяются и чуть не целуют ему руки. Он всегда был таким?

– Этот его образ сформировался благодаря не только лишь титулам, да и из-за воздействия, которое он оказал на европейский баскетбол. Неограниченное количество юных тренеров, работавших с ним, стали звездами, и Желько Обрадович – наилучший пример. Потому он уникален. Я признателен Богу, что мне довелось работать с государем Ивковичем. Я научился у него не только лишь баскетболу, да и тому, как надо вести себя, как решать задачи, как держать под контролем себя в кризисных ситуациях.

Фото: Fotobank/EB via Getty Images/Rodolfo Molina

***

Мы выходим из паба и бредем в сторону набережной, на которой размещен музей Гуггенхайма – Юре нравится это место, и он считает, что тут проходка будет смотреться успешно. Мы втроем шагаем мимо группки азитаских туристов, бешено снимающих друг дружку на мыльницы – какой-то из них позирует в виде певца PSY.

– Oppa Gangnam Style, – тихо произносит Фотис, но туристы слышат его и начинают еще обширнее улыбаться и демонстрировать нам огромные пальцы. Кажется, конкретно такового эффекта Кацикарис и добивался.

– Вас многие именуют самым стильным тренером Европы.

– Хех, ну стиль важен, я не буду спорить. Я не то что бы смотрю за модой, но мне нравится смотреться отлично, я знаю, что мне подходит. Естественно, в разговоре с людьми внешний облик не самое главное, но это 1-ое воспоминание, которое ты производишь. Не знаю, я думаю, что это принципиально. Другими словами титул самого элегантного тренера Европы – быстрее, отлично, чем плохо.

– В течение всего денька вы напеваете самые различные песни. Какую музыку вы слушаете?

– Я больше по классике, моя возлюбленная группа это Pink Floyd, с юношества их слушаю. Но вообщем это все от момента зависит… Я в оперу хожу нередко, это меня вправду побуждает, я отношусь к ней с большим почтением.

– Окей, топ-5 музыкальных групп Фотиса Кацикариса.

– Pink Floyd. Rolling Stones. Genesis, Фил Коллинз вообщем один из моих самых возлюбленных музыкантов. Люблю Red Hot Chili Peppers. Но вообщем, знаешь…

– Вы запамятовали пятую.

– Да-да, отлично. Led Zeppelin.

– Наилучший концерт, на котором вы были в собственной жизни.

– Pink Floyd в Афинах, в 1980-м. Это был еще традиционный состав группы, они выступали на Олимпийском стадионе. Что-то неописуемое. 85 тыщ зрителей, незабвенная энергетика, которая заряжала людей. И еще я был на отличном концерте Стинга, тоже в Афинах. Ну и один в Калифорнии, где я обучался – сольный концерт Фила Коллинза. За 6 часов лайва он испил две мелкие бутылочки воды. То, как он играл, пел, как делился собственной энергией со зрителями – это нереально передать словами.

Фото: РИА Анонсы/Антон Денисов

***

– Вы вообщем планируете заводить друзей в Рф?

– Я уверен, что где бы ни работал, я всюду заводил друзей. Я знаю, что предназначением Блатта в свое время многие были недовольны, люди не знали, как иноземец будет работать в таковой большой стране с ее традициями. Думаю, он столкнулся со сложностями сначала. Но позднее в вашу страну приехало много зарубежных тренеров, неувязка языка отпала. Непременно, у нас будут огромные конфигурации по сопоставлению с прошедшим годом, за нас не сыграет наилучший игрок Европы. Я знаю, какое воздействие Кириленко оказывал на команду и на паркете, и за его пределами. Но многие игроки улучшили свою игру за этот год, другие – как Быков – возвратились в игру после травм. Уверен, эти мужчины могут играть в прекрасный и симпатичный баскетбол.

– Вы не чувствуете себя обманутым?

– В каком смысле?

– Вы приняли третью команду мира, но на Евробаскете она будет уступать многим – ведь не только лишь Кириленко пропустит турнир.

– Я не могу рассуждать на данную тему, мы не знаем окончательного перечня.

– Да, но вот многие возрастные игроки гласили…

– Стоп, я тоже слышал много различного. И что далее? Гласить об этом я могу только после того, как у меня будет окончательный перечень. Я понимаю, что последний цикл очень задрал планку. И многие волнуются, что сборная не сумеет удержаться на этом уровне. Я не знаю, кто окончит, а кто продолжит выступать – мне важнее сохранить в команде дух, который был при Блатте. Я не тот человек, который будет находить оправдания. Нам будет трудно, но я рассчитываю, что болельщики и общественность нас поддержат. Со собственной стороны мы создадим все, что можем – какая бы команда у нас ни была.

– Но вы же осознаете, что Карасев на Олимпиаде был двенадцатым игроком в ротации, а у вас он возможно окажется вторым-третьим.

– Ну и это тот вызов, ради которого я приехал в Россию. А Сергей должен быть готов к этому. Поколения изменяются, такие юные ребята нуждаются в том, чтоб играть. Он будет ошибаться, но мы подготовим его к тому, чтоб эти ошибки пошли на пользу и сделали из него того игрока, который сумеет стать фаворитом сборной. Мне он нравится, я лицезрел много его игр, я верю, что он может стать огромным игроком.

– Думаете, он потянет лидерство в таком возрасте?

– А я и не гласил, что он будет фаворитом. Пускай работает, мы дадим ему возможность для роста и прогресса. Мы всего только попытаемся вывести на 1-ый план его сильные стороны и скрыть слабенькие. Обычный рабочий процесс.

– Как вы оцениваете 1-ый сезон Шведа в НБА?

– У него, непременно, были очень комфортабельные условия. Даже травмы Рубио сыграла на него – он провел много времени на позиции разыгрывающего, что нам здорово поможет в дальнейшем. Да, он везунчик, но с другой стороны у него нашлись силы использовать эту возможность. 1-ый сезон в НБА очень сложен для европейцев – необходимо поставить себя в команде, в лиге, необходимо осознать, в какой баскетбол вообщем играют в Америке. Думаю, в собственном втором сезоне он будет зрелым игроком и станет еще лучше.

– Вам принципиален вопрос капитанства и личности капитана в команде?

– Очевидно. Мне не принципно, капитан – наилучший игрок в команде либо нет. Важнее, как он оказывает влияние на партнеров, как побуждает их. Этот человек должен указывать путь, иногда давить на партнеров, не давая сначала для себя никаких поблажек. Если он капитан, то он пример для всех других в отношении к работе и к сборной, цвета которой он защищает.

– Как можно указать путь, если ты не наилучший игрок?

– Много методов. Это не история про очки, мы отлично это знаем. Это про воздействие на партнеров, про авторитет, который принудит другого выйти на площадку, умереть, но выиграть за собственного капитана. Капитан может не думать о 25 очках за игру – пусть это будут 5 очков, 4 подбора и 2 передачи, но последние 2 очка, последний подбор и прыжок на пол за последним мячом. Капитан – это фаворит.

– Вы видите таких игроков посреди юных русских баскетболистов?

– Думаю, что вижу. Те иноземцы, которые работали в Рф последние годы, денек за деньком меняли привычки, сложившиеся в русском баскетболе. И из-за этого клубы становились посильнее и посильнее. Как необходимо играть, как трениться, как относиться к для себя – русские игроки обучались этому каждый денек и сейчас они бронзовые призеры Олимпиады. И те юные игроки, которые придут в национальную команду – вот для их будет принципиально находиться рядом с теми, кто выигрывал титулы и точно так же обучаться у их, денек за деньком.

– Если гласить о 2-ух системах самых удачных зарубежных тренеров, работавших в Рф – вы больше Блатт, который в хоть какой ситуации поддерживает собственных игроков, либо Мессина, который повсевременно оказывает давление на команду и просит, чтоб его указания делали полностью?

– Если игрок не до конца осознает что ему необходимо делать на площадке, то это неувязка тренера, с которой он столкнется в самый неподходящий момент. Моя философия заключается в том, что я должен всегда поддерживать моих игроков даже в самые сложные моменты. Я, естественно, наказываю собственных игроков, но исключительно в тех ситуациях, когда они поступают по-своему, не обращая внимания на команду и тот путь, который она избрала. Но, если ты мажешь свободный бросок, то я всегда поддержу тебя – промахнуться может хоть какой.

– Все-же, вы больше Блатт, чем Мессина?

– Ну, то, что я слышал о Дэвиде от других людей – да, мы кое-чем похожи. Блатт открыт с игроками, а я предпочитаю, чтоб меж мной и моими парнями была граница, которую нельзя пересекать. Но я всегда поддержу собственных игроков, я никогда не буду критиковать игроков в прессе. Они должны биться и играть за тренера в том числе, потому я не могу позволить для себя это. Но если игрок не делает требований, то не сумеет быть частью команды: его выкину не я, его отвергнет система.

– Кого из русских баскетболистов вы себе открыли в этом сезоне?

– Ну… Некие мужчины из «Локомотива-Кубани», Зубков, к примеру. Григорьев.

– Сколько игр ПБЛ и Единой лиги ВТБ вы лицезрели в этом сезоне?

– Знаешь, мы много путешествовали в этом сезоне, это всегда не до боли просто…

– Но есть DVD, например.

– Да-да, я в курсе. С начала сезона я поглядел игр 15-20, наверняка.

– Как вы относитесь к отмене лимита на легионеров в Рф?

– Это смелое решение. Опасность в том, что богатые команды не будут так заинтересованы в том, чтоб юные русские игроки развивались у их и получали нужное игровое время. С другой стороны, русские игроки будут свободно соперничать с очень сильным иноземцами и биться за игровое время в одной из наилучших европейских лиг. Безупречным сценарием было бы возникновение команд, которые заявят желание, невзирая ни на что, работать с юными русскими игроками.

Это решение стукнет по русским баскетболистам, им придется работать еще усерднее. Но в конечном итоге, я полностью убежден, что какой бы паспорт у тебя ни был, ты все равно получишь шанс. Неплохого игрока не пропустят.

– Как вы относитесь к натурализации?

– Когда мы только начали вести переговоры с федерацией о сущности этого проекта, то позиция была довольно ясной и точной: я или принимаю условия, или не принимаю. Рассуждать на данный момент об этом будет просто тупо. Я понимаю, к чему ты ведешь, я и сам работал с Джоном Робертом Холденом в АЕКе, мы выиграли чемпионство с ним спустя 30 лет. Но для меня принципно, чтоб игрок, выступающий за сборную, был не просто рожден в Рф, да и учился баскетболу тут, был продуктом конкретно русской системы, а не просто провел в стране 3-4 года.

– У вас ведь договор со сборной всего на один год?

– Да, после Евробаскета мы опять садимся за переговоры и решаем, как нам жить далее. Но нам очень принципиально отобраться на чемпионат мира 2014 года, который пройдет в Испании.

– Другими словами вы смотрите вперед, верно? Для вас любопытно было бы проработать до Олимпиады в Рио-де-Жанейро?

– Естественно, если мне получится, то это было бы потрясающе. Надеюсь, результаты и проделанная работа будут надлежащими. Повторюсь, этим летом нам принципиально будет провести смену поколений, приготовить юных игроков к тому, что им придется поменять фаворитов команды, завоевавшей бронзу на Олимпиаде.

– Что вам будет аспектом фуррора на Евробаскете?

– Ну, на данный момент рано гласить.

– Отлично, что будет аспектом фуррора для РФБ?

– Все то же самое.

– Победа? Медали?

– Слушай, просто сказать победа. Словестно можно выиграть где угодно. У меня нет окончательного перечня, я не знаю, что это будет за команда. Но я могу заверить всех, что эта сборная будет конкурентоспособной и будет играть в симпатичный баскетбол. Наша родина сумеет гордиться этой командой.

Выпуск программки «Братство кольца» с Фотисом Кацикарисом

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *