Фото: РИА Анонсы/Юрий Стрелец

Бои тяжеловесов

– От «Урала» никто не ожидал ничего подобного. Это вас разочаровывает?

– Нет, напротив – меня это устраивает. Когда к нам так относятся, нам легче играть. Ведь практически никогда никто не ожидает от черной лошади, клуба-загадки подвигов. Ну и справедливо это, по сути. Мы – команда второго русского дивизиона. Нашу суперлигу в Европе не знают и не уважают. И в Рф практически никто для этого ничего не делает. Не делает даже для того, чтоб она развивалась снутри страны. Хотя – скажу на данный момент, наверняка, изумительную вещь – в ней есть команды, которые способны нормально выступать на интернациональной арене. И мы это обосновали скептикам, стали тому примером. Наш президент Анатолий Концевой был одним из немногих, кто реально настаивал и добивался того, чтоб мы игрались в Европе. Тогда о итоге еще никто не задумывался. Таким макаром управление просто желало провоцировать команду, болельщиков и развитие баскетбола в регионе. Ведь мы не были укомплектованы под Еврочеллендж. Да, можно было по ходу турнира дозаявить 1-го легионера специально для роли в Кубке Вызова. Но мы не стали этого делать. По различным причинам. В том числе и в силу наших денежных способностей. Будем стараться далее поражать конкурентов тем составом, что имеем на данный момент.

– А вы сами в таковой расклад на стартовом шаге верили?

– Наши прикидки во время предсезонной подготовки в матчах с конкурентами уровня, близкого нашему – к примеру, венгерским «Салмоком», либо выше – допустим, «Цибоной» – дали осознать: мы сможем выступать отлично, если будем демонстрировать свою игру. Оставалось только этого достигнуть. Так просто и в то же время так тяжело. Но когда мы провели первую встречу группового шага против «Крка», мне все стало ясно. Была борьба! Поначалу мы проигрывали, позже вышли вперед, потом конкурент снова вырвался в фавориты. В конечном итоге мы уступили. Но то поражение так и осталось для нас единственным на групповом шаге. Ребятам стало понятно судейство, команда выяснила свою настоящую форму – на что она способна, уровень обществ, которые их ждут… Практически не осталось незнакомых моментов. Началась борьба за выживание, которая перевоплотился в гонку за лидерство. Кстати, судейство в Кубке Вызова парням нравится. Судьи позволяют биться более агрессивно. И трактуют эти правила для всех на площадке идиентично.

– Тот решающий матч в Турции с другим победителем группы «Тофашем», который, фактически, и определял финалиста досрочно, заранее был вам «делом темным». Но преимущество «Урала» в третьей четверти оказалось практически двукратным – 29:15. Тренер, что там все-же вышло?

– Когда у нашего тренерского штаба сложилась полная картина, как будет смотреться дорога («Урал» добирался до Бурсы с 3-мя пересадками и 3-мя видами транспорта), мы решили, что не будем заносить в команду дополнительную мотивацию. Другими словами, заместо того, чтоб со собственной стороны накручивать ребят длинноватыми и чувственными установками, мы просто дали им отдохнуть, накопить силы пред принципиальным матчем. Мы понимали, что они и так настроены на борьбу за победу. И с самого начала встречи наши догадки оправдались. Турки были убеждены в успехе – улыбались на разминке, шутили, вели себя расслабленно. «Урал» же разминался сконцентрированно. Борьбу конкурент с первых же секунд предложил очень грубую. На грани жесткого фола. А когда этот фол все-же случался, то, что именуется, «с мясом». Но моих юношей это только раззадорило.

Две четверти был боле-менее равный счет. В третьей хозяева стали уже откровенно удивляться, почему у их так ничего и не выходит. Понимаете, это как в боксе, когда тяжеловесы теряют куда больше сил не от самого боя, а от того, что тактически «вешаются» друг на друга. Вот конкурент и начал осознавать, что силы уходят, что он утомился от этих попыток вывести нас из равновесия. А мы к тому же темп взвинтили, побежали. Догнать они нас сходу не смогли. Но в заключительном периоде это вылилось в оборотную историю – рывок отнял у нас очень много энергии. Оставалось сохранить свое преимущество. Они выпустили свежайшую пятерку, но мы выстояли.

– Так все-же в чем секрет такового фуррора?

– Я не думаю, что это фуррор. Вот попадем в «Финал четырех»… А пока мы все еще адаптируемся к европейскому баскетболу. И не показываем свои самые сильные свойства. Ну и везение, естественно, кое-где ну и присутствовало. Я имею в виду чисто игровое везение, когда ты все делаешь верно, но финал матча находится в зависимости от одного-двух попаданий. Можешь попасть, а можешь и промахнуться. А если оно еще совпадает с хорошей готовностью команды и «хорошим днем» у каждого из игроков, выходит вообщем все очень здорово. Но, что именуется «в классе» нам еще нужно добавлять. Мы просто желаем играть в Еврокубке и стремимся это обосновывать на площадке. Боремся, сражаемся. И наша философия приносит плоды.

– Тренер «Крка» Александар Джикич отметил, что «Урал» – «…одна из самых дисциплинированных команд в России». Как в армии? А вы в ней такой командир-тиран?

– Мы все по жизни меняемся. Я всегда считал, что порядок лупит класс. Но работая в баскетболе столько лет, понимаешь, что это не армия. Мужчины живут не только лишь игрой, да и собственной жизнью, семьями, заботами, неуввязками там… Нельзя вынудить их отрабатывать на площадке, как на плацу. Ты должен отыскать варианты, подход, как управлять командой – этими взрослыми, состоявшимися людьми. Но правило дисциплины у нас железно и непреложно полностью для всех. По-другому у нас в коллективе быть не может. Мы делаем одно дело. Для этого все мы усердно тренируемся, пашем в защите. При всем этом каждый игрок не то что имеет право, он должен штурмовать, если у него есть подходящая возможность. Набранные очки – это хлеб, дающий итог и победы.

Мы в протяжении пары лет строим свою команду. У нее есть неизменный костяк. Те, кто передает нашу философию от поколения к поколению, помогает разъяснить ее новеньким. Каждый знает: если он не играет, имитирует защиту, либо, напротив, тянет одеяло на себя во вред командным целям и задачкам, я его уберу. У меня нет любимчиков. Понятно, что бывают ошибки. И все имеют на их право. Но совершенно другое дело – это нежелание работать. Задачка тренеров – разобраться, в чем настоящая неувязка, если что-то идет не так.

Таковой отдачи на тренировках и матчах я требую не только лишь от команды, да и от себя. Мы мастера, которые получают за собственный труд средства. А означает, мы должны делать эту работу отлично. И в то же время, когда мы не играем, то можем пообщаться с парнями полностью на всякую тему.

Тренерское счастье

– Выходит, для вас нравится то, чем вы занимаетесь – тренировать? Но это ведь тяжело и очень нервнозатратно…

– Я расскажу для вас одну историю. Про моего знакомого, тоже тренера. Он старше меня. Как-то издавна ему задали вопрос: «Зачем для вас все это?» На что он ответил: «Я же тружусь на возлюбленной работе и получаю не только лишь заработную плату, да и удовольствие». Итак вот. Когда он приходит домой после томных матчей весь вымотанный на физическом уровне, опустошенный морально, выжатый, как лимон, супруга, шутя, его спрашивает: «Ну что, дорогой, получил наслаждение?» И он до сего времени тренирует. Да, вот такое оно у нас тяжелое тренерское счастье. И за него приходится платить своим здоровьем.

Бывает, команда играет плохо, но одолевает. Все довольны. А ты – нет! Никакого наслаждения: установка провалена, фуррор вымучен, кое-где просто подфартило… А бывает, напротив – самоотдача ребят в ненадобной исходя из убеждений результата встрече и финишные «плюс 20» не вызывают экстаза у болельщиков, ожидавших этого триумфа. А меня как раз веселит такая самоотдача мужчин – ради наших собственных чести и плюсы. Либо, допустим, игра, как по ноткам. Трудовая победа, которой предшествовала сыгранная на паркете непростая соната с баскетбольным мячом, отрепетированная на многих тренировках и исполненная в конечном итоге без фальши.

Все это творческий процесс, который не вероятен без творческих мук. И стоимость даже самого досадного поражения – это обычно не один некий определенный промах, это цепочка многих причин. Я понимаю, что нельзя выиграть все матчи. Но я очень люблю побеждать. И конкретно для этого меня берут на работу. И, естественно, очень нервничаю, когда этого не происходит.

– Вроде бы вы сами могли охарактеризовать свои механизмы работы – кредо, тренерская философия, ценности…?

– Команда не должна нести томную ношу по площадке. Она должна получать наслаждение от игры. И такая действительность, что достигнуть этого проще всего действиями в нападении. Эта зрелищность нравится спортсмену, нравится болельщикам. Но есть и защита – та часть работы, которая не достаточно кому видна. Разве что блок-шот. Зрители охотно рукоплещут тому, кто не отдал забить конкуренту. А вот те неподменные люди, которые не позволяют фавориту противоположенной команды поднять головы, использовать сильные стороны, козыри, набрать обычную норму очков и забивать легкие мячи, когда партнеры рассчитывает на его стандартный вклад в общую копилку, заносят более ценную лепту в итоговую разницу. Я радуюсь, когда мы пропускаем меньше 70 очков. Безупречная норма – 63-64 очка. Тогда, я уверен, и победа придет легче. Вот мы и работаем над тем, чтоб отыскать таковой баланс меж действиями в обороне и наслаждением от игры. Это наша цель, мое кредо, часть общей философии. Еще мы любим играть стремительно. Но, естественно, выходит это не всегда.

Кстати, понимаете, какая неувязка встречается в работе тренера достаточно нередко? Способности баскетболиста, доведенные до автоматизма. Все приходят в команду с различными умениями, манерой игры, сильными сторонами, поигравшие у профессионалов, которые обучили их делать какие-то элементы очень отлично. К примеру, есть моменты, когда я запрещаю страховку. «Тренер, головой я понимаю, чего вы от меня желаете. Но меня ноги несут туда на автомате. Я ранее 10 лет так играл…» – слышу в ответ. И это нереально не учесть.

В общем, мы пробовать привить всем нашим баскетболистам желание трудиться на благо общего дела, умение и терпение во имя заслуги результата. С кем-то это выходит, с кем-то нет. Тогда мы расстаемся. Но в тех мужчин, кто в команде, я верю. И они меня не подводят. Я бы произнес, у нас взаимное доверие.

– Есть у вас в профессии кумиры либо учителя?

– Вне сомнения. Мне очень импонирует работа Обрадовича! Очень бы желал повстречаться с ним в неформальной обстановке, допустим за чашечкой кофе, и поговорить о тренерском ремесле. Либо приехать поучиться к нему на семинар. Еще я очень пристально смотрю за Мессиной. Мне нравилась его чемпионская команда. А на данный момент интересно следить, как он ведет борьбу с игроками за новый триумфальный коллектив. Вообщем, я всегда смотрю за теми тренерами, кто меня окружает. От каждого из их можно почерпнуть что-то себе. Допустим, Тринькьери. Под его управлением УНИКС проводит хороший сезон.

– А сможете припомнить собственный самый нужный тренерский опыт?

– Могу. Вот один из. Я работал в Санкт-Петербурге в СДЮСШОР «Адмиралтейская» с командой ребят 1986-1987 годов рождения. Все шло очень хорошо. Мы выиграли чемпионат Санкт-Петербурга, без шансов, оставив не у дел конкурентов на год старше. И нас пригласили в Гомель на турнир с ролью сборных Белоруссии и Украины.

Украинцы тоже были на год старше, готовились к молодежному чемпионату Европы, обыграли намедни сборную Италии. Мы уверенно, «всухую», добрались до конца, где как раз нам и предстояло повстречаться с ними. За 9 секунд до сирены мы вели 7 очков. Конкурент сфолил – нарушение было признано неспортивным. И попросил тайм-аут. Мы разобрали наши последующие деяния. Забили два штрафных. Вводим мяч, но совершаем утрату. Юноша фактически с центра площадки попадает нам «трешку». Я кричу ребятам, чтоб действовали по плану. Снова вводим мяч. И опять утрата, и три очка. А потом снова все повторилось с точностью на 100 процентов. В конечном итоге в овертайме нас «вынесли» очков 20.

Та игра сильно много отдала мне. Я позже длительно анализировал и сообразил, что был вполне повинет в поражении. Начиная от вереницы неправильных решений по ходу матча и заканчивая тем, что, объяснив все парням конкретно, завелся и не брал тайм-аут, требуя следовать намеченному плану. Тогда я как тренер стал почти во всем мудрее.

Команда: юные, легионеры, Флис

– Юные русские игроки всегда получают на Урале шанс показать себя. Вы считаете нужным «возиться» с подающим надеждами парнями?

– К несчастью, «Урал» не такая развитая структура, чтоб без помощи других растить игроков. Мы приглашаем их со стороны. Потому, даже если к нам попадает юный баскетболист, это означает, что я понимаю, чего от него желаю и доверяю ему. По другому бы он просто не оказался в команде. Другое дело, что далее ему необходимо оправдывать это доверие, работать, развиваться, принимать нашу идею и мои требования. Естественно, что чего-то он просто может не знать. И я готов посодействовать ему восполнить эти пробелы. Также понятно, что он не сумеет закрепить познания без игровой практики. Потому у него всегда есть право на ошибку. И есть определенный кредит доверия, который, очевидно, лимитирован. Но четкие его границы очерчиваются как старанием игрока, так и его ленью. И еще, замечу, ворачиваясь к первой части вашего вопроса – пестовать спортсмена длительное время, вправду, тяжело. Так что я могу осознать детских тренеров и моих коллег, возглавляющих молодежные команды. Я сам был на их месте. У нас же на данный момент все-же несколько другая ситуация.

– Многие болельщики с удивлением нашли в вашем ростере Дмитрия Флиса. Охарактеризуйте его, как игрока. Испанская школа дает о для себя знать?

– По складу ума он – европеец. Он стал им за эти годы. Относится к жизни более открыто, с распахнутой душой. У нас же – у российских людей – жизнь, к огорчению, воспринимается часто как томная работа. У него хорошая баскетбольная школа – не скажу, что конкретно испанская. Он почти все умеет. И мы ему потихоньку помогаем эти умения воплотить, вписываем в нашу игру. Полагаем, что, как минимум, на уровне этой лиги, при тех критериях, что мы хотим предложить, он должен заиграть. Он одарен, по другому бы «Ховентуд» не взял его в свою систему обучения. И какое-то время он шел в индивидуальном развитии ввысь. А позже свыкся с ролью игрока второго плана, находящегося на подыгрыше. На данный момент его неувязка в том, что он запамятовал, как нести груз ответственности за итог и команду. Может, если б про него ранее вспомнили в Рф, он уже был бы в сборной. Либо сам ранее понял, что в Испании может быть выступать не только лишь в не плохих клубах. Лучше вести за собой более слабенький коллектив, чем так длительно посиживать на лавке. Сейчас он пробует нагнать упущенное. А мы – ему посодействовать в этом. Думаю, у нас обоих может получиться.

– А легионерам нравится на Урале?

– Екатеринбург – город-миллионник. Здесь есть метро, прекрасная различная кухня, нужные утехи, культурный досуг, хороший зал, потрясающие болельщики. А еще – обычная погода и нет пробок. Здесь все отлично. Единственное, «Урал» – не самый обеспеченный клуб. И это наша более осязаемая неувязка. На нас ведь все равно глядят, как на Россию – не принципиально, «Урал» это, либо ЦСКА – за какую необходимо доплачивать. И, может, еще больше долгие перелеты и отсутствие прямых воздушных сообщений. Потому что мы игроков не уговариваем – считаю, вправду, это не надо – а договариваемся с ними, то жалоб я ни от кого не слышал. Им здесь нравится.

– Аарон МакГи (MVP 6 тура Еврочелленджа)  – тому пример?

– Он уже взрослый мужчина. И, вправду, подтверждает это. Он с наслаждением остался в нашем клубе. Продлил договор. Америкосы вообщем обожают разговаривать вместе перед заключением сделки, собирать отзывы. Итак вот МакГи побеседовал с Лоренцо Гордоном. И получил от него исчерпающую положительную характеристику.

Уральский баскетбол

– На собственной площадке вы одержали три победы из 3-х. Так сильна поддержка уральских трибун? Вообщем, люди в регионе очень обожают баскетбол?

– Обожают. И кое-что для моего мировосприятия стало здесь даже приятным откровением. На домашних матчах на тренерском мостике ты и игроки на площадке, вправду, могут ощущать себя по-другому. Это внутреннее чувство. Зал – наша стенка в защите, он очень хворает за нас. И этот фактор помогает мне и команде. Трибуны практически всегда заполнены вполне. Эти, может быть, рекордные для Суперлиги числа – награда тех людей, кто за очень маленькие средства, благодаря собственному энтузиазму, делает работу, которая для меня и есть «забота о болельщиках». Здесь много составляющих – и новости, доставка билетов туда, где их комфортно взять, принятие во внимание причин комфорта зрителей во время игры… Даже наши иноземцы отмечают, что им приятно созидать столько зрителей, которые так поддерживают клуб. Естественно, нам далековато до «Пао» либо «Оли», но у нас зал тоже делит нашу философию и помогает выигрывать. К примеру, навскидку припомню матч, когда за 6 секунд до сирены венгры смазали решающий штрафной под громозвучное давление трибун. И это была победа наших болельщиков.

– А что вообщем лично для вас нравится на Урале?

– Я работал в почти всех городках и командах, а мой дом в Санкт-Петербурге. И мне нигде не было плохо. Так что назову плюсы, которые есть тут.

Из баскетбольных. Управление слушает наше мировоззрение, не вмешивается в работу, позволяя строить процесс потому что лицезреет его штаб. Естественно, в плане денег у нас нет бескрайнего кредита на покупку игроков. Но возможность укомплектовать состав, с которым можно побеждать, есть. Также тут один из самых добротных залов.

Из бытовых. Это хороший город, где можно погулять в центре по набережной, подышать воздухом. Здесь у меня хорошая квартира. Все размещается в комфортной доступности. Есть концертный комплекс «Космос». Не раз бывал в нем.

Допустим, мне нравятся ирландские танцы. Приезжал не 1-ый состав – думаю, 3-ий – но шоу, которое он отдал, потрясло. Видно, что люди работали от всего сердца. Это показатель проф дела к собственному делу. А на экспертов всегда приятно глядеть. Как, к примеру, и на таких звезд эстрады, как Филипп Киркоров. Не скажу, что я поклонник его песен, но конечный продукт – атмосфера концерта – позволяет получить то, для чего ты пришел – отдохнуть, как надо. Либо «Цирк Дюсалей». Тоже не «основа», но было здорово!

Тут также размещается хороший театр «Оперы и балета». Он обладает неподражаемым колоритом, собственной изюминкой. То, что мы смотрим в исторических фильмах, то можем узреть своими очами в этом театре, прикоснуться к той эре. Балет «Щелкунчик» либо опера «Князь Игорь» – классика собственного жанра. Командой все совместно на его постановки мы не прогуливались, но точно знаю, что наши семейные игроки там бывали. А вот ТВ я практически не смотрю. Не любопытно.

А вообщем, естественно, главное, что мне нравится на Урале – это люди. Они мне понятны и близки. К примеру, когда мы начали помогать одному местному детскому дому, то не только лишь мужчины откликнулись на мое предложение, да и зрители очень тепло приветствовали его воспитанников на матчах. Позже, правда, шефство над ним перехватило УГМК, с которым нам глупо тягаться в способностях. И мы отыскали ему подмену.

– Многие болельщики уже издавна дискуссируют посыл «Уралу» пора играть в лиге ВТБ». Но даже на официальном веб-сайте отчет о победе в Турции вышел с призывом о помощи к местным властям и спонсорам. В команде все так плохо с средствами?

– Трудности есть. И есть сходу несколько причин, на их влияющих. К примеру, летняя чехарда с проведением чемпионата Рф. Было неясно, в каком турнире мы станем играть, как он будет называться, сколько в нем окажется команд, какие это клубы… Потому что мы организация экономная, для нас все эти моменты принципно важны. И когда нам должны были утверждать смету на сезон, вопросов было больше, чем ответов. Также вначале не планировалось финансирование и под последующий шаг Еврочелленджа. В общем, на данный момент есть маленькие задержки по заработной плате и недопонимание, за счет какой конкретно статьи расходов нам выступать далее.

– Так все-же есть перспектива у клуба оказаться в лиге ВТБ?

– Мое личное мировоззрение – на сей день перспектив играть в лиге ВТБ нет. И их не видно в принципе. Другими словами не понятно даже, за счет чего лучше и легче может стать текущая ситуация. А выходить в ВТБ так неподготовленными – это бред. Но при всем этом все требуют от нас последующих побед. Во-1-х, они понимают, что успехи тривиально не позволят «Уралу» сгинуть. Во-2-х, мы сами в этом «виноваты». Приучили, что будем мастерски делать свою работу до тех пор, пока действуют наши договоры. Это вопрос чести и порядочности. Игроки меня в этом поддерживают. А что будет позже, я на данный момент сказать не могу. Не знаю.

Баня, «Игры престолов», Ленинград

– Чем вы увлекаетесь в свободное от баскетбола время?

– Кроме того, что я для вас уже поведал про мой досуг в Екатеринбурге, могу добавить, что очень люблю рыбалку и лес. Также общение с друзьями. Но на данный момент грибы и рыба как-то минуют меня. Свободного времени нет совершенно. Разве что в бане удается попариться. С проф парильщиком. Потрясающая процедура для здоровья! И это тоже мое хобби. Нравится глядеть исторические киноленты, а в самолетах – читать. К примеру, не так давно посмотрев одноименный сериал, зажегся и осилил весь цикл книжек «Игры престолов».

– А какие актуальные принципы вы записали бы себе в главные?

– Честность по отношению к тем, кто тебя окружает и к тому, что ты делаешь. Еще, я очень не люблю зависть. И мне не нравится, когда кто-то гласит о ком-то плохо. Не люблю отсутствие у людей такового принципиального свойства, как терпение. Понятно, что мы имеем право на свои беспомощности, но преодоление проблем и победы – не только лишь в баскетболе, да и по жизни – в принципе, не вероятны без этой черты нрава.

– В Санкт-Петербург любите ворачиваться? Там ваш дом?

– Я прожил там всю свою жизнь. Оттуда я уходил в армию, там у меня выросла дочь, погибли предки. Там я живу, дышу и наслаждаюсь. Атмосферой, духом, историей городка. Вот только я бы высказался так: да, я обитатель Санкт-Петербурга, но считаю себя ленинградцем. У меня бабушка получила медаль за оборону Ленинграда. А сам я вырос в коммунальной квартире. Сменой наименования городка его историю не поменять.

– Время, проведенное в «Спартаке», вам, наверняка, особое?

– Вне сомнения. Те полтора сезона стали для меня колоссальным толчком в моей карьере, шагом наверх. Работая детским тренером, я ставил для себя цели: желаю попасть в команду мастеров годам к 47. Годам к 55 было бы здорово оказаться в какой-нибудь сборной. 47 мне на данный момент, роль «главного» в «Спартаке» была у меня в 2006-м. Поначалу приходили успехи со старшими юношами в структуре клуба, в том числе и в некогда пользующемся популярностью соревновании – Европейской юношеской баскетбольной лиги, выдуманном Гунтисом Шенховцем при моем активном участии. И мне дали испытать себя в первой команде. В 40 лет я возглавил клуб, глядеть игры которого еще парнем бегал в «Юбилейный». В первый раз за длительное время мы вывели команду в плей-офф. Но последующий чемпионат вновь стал для меня поворотным. На данный момент, по прошествии лет, я понимаю свои ошибки в работе. Да, у меня не было опыта, и клуб, в принципе, не должен был мне оплачивать его получение заработной платой и командными плодами. Но, с другой стороны, взяв юного тренера, можно было дать ему шанс. Ведь у той команды тогда все только начиналось. И уже были 1-ые успехи. Либо хотя бы сказать об увольнении не по телефону… Вобщем, давайте не будем ворошить прошедшее. Было и прошло. На данный момент все нормально.

– Другими словами, обиды нет? Если позовут в родной город, вернетесь не раздумывая?

– Обиды нет. Но у меня есть работа и хорошие победы в послужном перечне. Так что, почему не раздумывая? Я стал другим. И сейчас у меня есть определенные требования, на базе выполнения которых я могу обещать фуррор.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *