Никита Коротеев съездил в Санкт-Петербург, чтоб поглядеть на новейшую форму «Зенита», и опешил тому, что прошедшее и истинное клуба могут существовать не в отрыве друг от друга – стоит только незначительно попытаться.

Вас не смешат все эти пробы футбольных клубов скрестить собственное дальнее прошедшее с уже издавна не имеющим к нему никакого дела реальным? Не скрою, погружения игроков «Шахтера» в забой смотрятся красиво и наверное создают воспоминания на футболистов, но иногда мне кажется, что в «Анжи» полностью честно поступили по отношению хотя бы к самим для себя, начав писать «новую историю».

С такими идеями я шаркал по крутой винтообразной лестнице пыльного промышленного корпуса дореволюционной постройки. Местом презентации новейшей формы «Зенит» избрал Ленинградский Железный Завод – конкретно отсюда начиналась история команды, которая в 1-ые годы собственного существования называлась «Сталинец» (как из душа облило). Никто из приглашенных журналистов толком не разобрался в практической полезности от рассказа про жизнь футболистов ЛМЗ в 20-е, а диссонанса меж прошедшим и реальным нагонял прогуливавшийся по залу Максим Митрофанов, выглядящий лучше, чем весь мир 100 годов назад.

Сбить эту хандру оказалось не так трудно: поначалу мы узрели цех, за два денька переоборудованный в площадку для презентации. А потом дыхание перехватило от того как местые трудяги повстречали вернувшегося в команду Анатолия Тимощука. Застенчивые хлопки служащих завода, раздавшиеся на галерке, накатили на 1-ые ряды, превратившись в всеполноценную овацию.

Не знаю как связаны два этих действия, но прямо за «Спартаком» «Зенит» также пошел на замену герба: «стрелка» пропала с игровой футболки «Зенита» и осталась на сердечко символом, которую клуб использовал еще в 20-е годы прошедшего века.

Журналисты окружили Анатолия Тимощука.

– Игроки как-то дискуссируют новейшую форму?

– Есть такое, кому-то больше нравится, кому-то меньше. Но мы-то ее некоторое время назад узрели, нам приоткрыли занавес. Это принципиальный момент, но не определяющий.

Большой (в особенности на контрасте с щуплым Тимощуком) Витцель моргает ярко-голубыми очами, смотря на пару 10-ов приставленных к нему микрофонов.

– Как для тебя новенькая форма? Она очень подходит к твоим очам.

– Нравится! Голубая вообщем хорошая, мне вот правда сейчас белоснежную выдали.

– Ты тут не так длительно, но кажется, что тренер и партнеры очень на тебя рассчитывают. Как твоя роль в команде поменяется с приходом Тимощука и уходом Денисова?

– Понимаете, я могу играть и бокс-ту-бокс, могу «десятку» играть – мне главное на поле выходить, а остальное не так принципиально. Мы сейчас играем с 2-мя опорниками, стратегия малость поменялась, но мне это нравится. Я думаю, это положительно скажется на контроле мяча нашей командой.

На другом полюсе благожелательности оказался Роман Широков, который очевидно не был настроен помогать журналистам. Все же, стороны, кажется, остались довольны собой.

– Как продвигается ситуация с вашим договором?

– Так же. Стоит на месте.

– Я слышал, при изготовлении футболок сканировали игроков, чтоб форма охватывала тело. Как это происходило?

– Меня не сканировали.

– А охватывает нормально?

– Нормально.

– А за фуболку можно дернуть?

– Для чего?

– Ну, задержать вас.

– Нет. Наших игроков задерживать не нужно. Они очень резвые.

– А для вас больше белоснежная либо голубая форма нравится?

– Обе.

– Вас больше изумил уход Денисова либо Кокорина?

– Кокорина. Почему? Я обладал определенной информацией.

– Он звал вас в «Динамо». В «Анжи» не зовет?

– Не, не зовет. Наверняка, мест нет.

– Вы готовы, что начало сезона будет сложным в отношениях с болельщиками. Вы готовы пойти на перемирие?

– Я? Нет. Почему я должен это делать?

– Готовы повстречаться с активистами фан-движения?

– Какими активистами? Там к тому же активисты есть?

Еще одним нововведением стали тонкие золотые полосы на рукавах зенитовских маек, в свете золотого дубля ЦСКА смотревшиеся мало удивительно. Кто-то посреди журналистов представил, что это отсыл к золотым годам «Зенита» при вернувшихся в команду Аршавине и Тимощуке.

– Ой, а я не знаю… У дизайнеров бы спросить что же это все-таки за намеки. Даст Бог, в этом сезоне золото будет у нашей команды.

– И тогда звездочка появится над символом.

– Тоже супер будет!

Непосредственность и открытость Тимощука подкупала собравшихся на презентации служащих завода, натур также совершенно не замкнутых. Невзирая на все предупреждения и просьбы организаторов дать журналистам сделать свою работу и подождать хотя бы 15 минут, заводские часто вклинивались в массу, скупо щелкая кумиров на телефоны.

– Анатолий, в каком случае ваша футболка в первый раз полетит на трибуны? 1-ый гол, 1-ые три очка, еще что-то?

– А она может и просто так полететь! Я всегда готов отбагодарить болельщиков за поддержку.

Даже после таких трогательных слов Тимощука наивно было бы считать, что футболисты и сотрудники железного завода способны хотя бы сделать шаг в сторону той модели отношений, которя была меж заводскими и футболистами лет 80 вспять. Это нереально, пропасть меж ними громадна. Но Тимощук по последней мере старается делать вид, что он ее не замечает.

Новенькая форма «Зенита». ВИДЕО

Фото: Иван Корженевский

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *