Любимые футболисты нашего детства. Маттиас Заммер Возлюбленные футболисты нашего юношества. Маттиас Заммер

Я однозначно отношусь к тем людям, которые полюбили футбол еще до того, как узрели. Летом 1990 года на меня из телека в первый раз глянули Марадона и Гаскойн (до сего времени удивляюсь, что я вырос довольно-таки размеренным человеком), но к тому моменту я уже верно знал, что главные злодеи мирового футбола играют за сборную ФРГ – просто так как как минимум на восьми страничках моей возлюбленной книги они побеждали сборную СССР.

В Италии федеративные немцы принудили рыдать и Марадону, и Гаскойна, после этого я возненавидел их еще более. Нескончаемые забеги последних защитников, страшенной силы удары, волевые подбородки, солдафонские усы – все тогдашние приметы германского футбола казались мне мерзкими; постыдно признаться, но я был на стороне Франка Райкарда, плюнувшего в Руди Феллера. Все же моим первым футбольным героем стал человек, который не достаточно того что был германцем, но к тому же выстроил на этих ценностях изумительную карьеру.

К тому моменту я уже верно знал, что главные злодеи мирового футбола играют за сборную ФРГ

Сначала единственным плюсом Маттиаса Заммера мне казался его старенькый паспорт. Заммер был первым германцем из ГДР в объединенной сборной, хотя, естественно, на поле практически ничем не отличался от тех, западных. Он вообщем был великолепен собственной неисключительностью. На Евро-92 и ЧМ-94 на его месте полностью мог играть какой-либо другой штампованный бундесполузащитник – отважный, обученный и ответственный; die mensch-maschine, как пела группа Kraftwerk (даже удивительно, что они ничего не сочинили про германский футбол). Ему повсевременно приходилось выдерживать сопоставление с другими игроками, более пассионарными (Эффенберг) и поболее даровитыми (Маттеус), но в конечном итоге они оба вылетели из сборной со скандалами, а Заммер остался.

Рядом с исступленным Эффенбергом Заммер смотрелся самым размеренным человеком на свете. От Штефана даже после 90 минут безошибочной игры можно было ожидать чувственного взрыва – к примеру, очень страстного подката либо нежелания потянуть время на добавленных минутках. Заммер, владея приблизительно теми же игровыми плюсами, всегда держал голову включенной. К нему хотелось применить словосочетание «звонок другу» – было понятно, что Заммер не только лишь непременно возьмет трубку, да и практически наверняка даст верный ответ на вопрос.

От турнира к турниру, год за годом стиль игры и манера поведения Заммера на поле изменялись таинственным образом, и мне до сего времени трудно это осмыслить. Он стремительно научился созидать поле и читать игру и иногда вел себя как самый старший мальчуган во дворе, способный в одиночку раскидать кокомандуопливых конкурентов, но позволяющий им повозиться с мячом в свое наслаждение. В то же время инстинкт бойца заставлял его лезть в соединения и получать травмы. На известной фото с рассеченной бровью Заммер не смотрится геройским безумцем, как Терри Бутчер. Напротив, у него вид немного испуганного человека, которого отвлекли от глубочайших раздумий неожиданным ударом в глаз.

К нему хотелось применить словосочетание «звонок другу» – было понятно, что Заммер не только лишь непременно возьмет трубку, да и практически наверняка даст верный ответ на вопрос

С течением времени я начал осознанно болеть за Заммера в как и раньше не внушающей мне доверия сборной Германии. Я радовался победе болгар в четвертьфинале ЧМ-94 и всекрете был доволен, что Маттиас пропускает матч из-за травмы. Поражение сборной Рф на Евро-96 было для меня малеханькой катастрофой, но традиционный, беккенбауэровский гол Заммера после подключения с позиции последнего заступника, да к тому же с выигранным подбором, запомнился навечно. Ну а позже уже я смотрел за ним до самого конца.

В Великобритании Заммер был прекрасен. При всем этом, заняв место Маттеуса, он не стремился доминировать в той сборной и выставлять талант напоказ. Даже на собственном наилучшем турнире Заммер иногда смотрелся малость смешно – как может быть смешен обычный германский заступник, с тевтонской целеустремленностью останавливающий атаку (пересмотрите, к примеру, пенальти чехов в финишной игре: там Заммер поочередно срубил двоих конкурентов под корень). Может быть, именовать его лучшим футболистом Европы было как-то неловко – вот поэтому в процессе голосования жюри «Золотого мяча» больше первых мест собрал Роналдо, – но Заммер выиграл в общем зачете. В будущем году именем лучшего футболиста Европы назвали компьютерную игру, главным кайфом которой были смачные подкаты сзади.

Собственно, именно это и привлекало меня в Заммере – умение быть лучшим по сумме дополнительных показателей, не возвышаясь ни над кем на голову, не позволяя амбициям обгонять достижения. Впрочем, эти слова я формулирую только сейчас. Возможно, дело просто в том, что в моем справочнике Маттиас Заммер значился в составе сборной ГДР.

Любимые футболисты нашего детства. Дмитрий Долгих о Поле Скоулзе

Любимые футболисты нашего детства. Денис Романцов о Михаиле Еремине

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *