Константин Клещев: «Для меня бумага умерла» Константин Клещев: «Для меня бумага погибла»

– Как и когда вас пригласили в «Спорт-Экспресс?

– В августе я был в отпуске под Псковом. В один из вечеров посиживал на берегу озера с удочкой, как вдруг раздался звонок. Вызнал, что «СЭ» сменил обладателя, что идет поиск нового головного редактора и что в числе других кандидатур рассматривается и моя. Уже в Москве последовало конкретное предложение.

– Длительно над ним раздумывали?

– Очевидно. Но повстречался с новым обладателем газеты Эдуардом Райкиным и сообразил, что смогу в «СЭ» воплотить в жизнь свои идеи, которые не были бы реализованы 10 годов назад, когда я работал в газете в качестве заместителя головного редактора. Почти все с того времени сохранило свою актуальность.

– Для неких ваш переход из Sportbox.ru в «Спорт-Экспресс» смотрится не очень понятным: променять удачный веб-сайт на газету, которая переживает острый кризис.

– Ну, во-1-х, «Спорт-Экспресс» – это все-же мультимедийный проект. Сейчас, когда смотришь на передовые СМИ, понимаешь: выжить может только такая структура. При этом, газета – это марка, которую знают все. Веб – ресурс, который будет завлекать средства и который уже это удачно делает. Понятно, что объем рекламы в вебе сейчас больше, чем в картонных СМИ. И телевидение, которое в том либо ином виде будет нескончаемым. Во всяком случае, мне так кажется сейчас. На данный момент нам необходимо перезапустить газету, сделать лучше веб-сайт и развить телевидение. В конце сентября я был в Милане и Париже, где повстречался с главными редакторами La Gazzetta dello Спорт и L’Equipe. Это – ведущие спортивные СМИ в собственных странах. У их также есть несколько ресурсов и те же самые трудности, что у «СЭ». Более того, решение этих заморочек также видится схожим.

– Какие это задачи?

– 1-ая и основная – интеграция газеты в веб. Понятно, что бумажные тиражи больше расти не будут. И новые регионы бумага не захватит. У картонной газеты уходящая аудитория. С другой стороны, вырастают тиражи электрических версий газет – люди закачивают их на iPad, iPhone – на что угодно. В Великобритании тиражи электрических версий уже выше, чем картонных. За это люди платят средства, из-за этого картонная газета продолжает жить. Если мы предложим уникальный контент (а у нас он есть, потому что «СЭ» – это авторская журналистика, которой в Рф практически не осталось), думаю, аудитория хорошо это примет. Другая неувязка – как монетизировать этот контент. Наши люди не обожают платить средства. Потому в электрической версии необходимо что-то выдумывать в дополнение к текстам и фото. На данный момент электрическая версия «СЭ» копирует бумажную, но мы будем работать в этом направлении.

– Картонная версия тоже будет изменяться?

– Будет, но это вопрос не обычный. Можно бросить газету как есть и сохранить лояльную аудиторию, которая читает ее до сего времени. И на какое-то время сохранить нынешние тиражи. Кстати, положение с тиражами никак не плачевное, как многие задумываются. Но это путь, на мой взор, бесперспективный. Можно поменять формат, цветность и полосность, но тут нужно мыслить, как конкретно это сделать. Газета L’Equipe 6 либо семь годов назад тоже задумалась о том, что делать далее. Французы исследовали рынок, опросили профессионалов, провели фокус-группы, но ограничились только переходом на цвет, чуток изменив рубрикатор и подачу материалов. Словом, косметика. В конечном итоге утратили половину тиража. Итальянцы же пошли по более рискованному пути – перебежали с черно-белого формата А2 (таковой сейчас у «СЭ») на цветной таблоид. Они «встроили» в него разные приложения, также стали зарабатывать на спецпроектах, выходящих под маркой La Gazzetta. В конечном итоге практически миллионный тираж до сего времени, рост продаж электрической версии и устойчивое финансовое положение. Мы не будем изобретать велик, создадим различные пилотные номера. И в ч/б, и в цвете, и в различных форматах А далее решим, что больше подходит для русского рынка.

– Вы гласили про телевидение. Вы имеете в виду то, что на данный момент именуется «Спорт-Экспресс ТВ»?

– ТВ – очень звучное, естественно, заглавие. По сути, это пока только видео-раздел, который делает анонсы и вырезки, снимает несколько передач и, по-моему, не провел еще ни одной трансляции.

«Может быть, через пару лет «СЭ» станет предметом роскоши? Его будут читать, раскуривая сигары»

– А будут трансляции?

– Что нам мешает? Будем работать над этим.

– То, каким смотрится это телевидение сейчас, вас устраивает? Я поглядел пару роликов этим с утра и совсем не сообразил, кому это необходимо. Человек перед камерой две минутки читает вслух тот же текст, что можно отыскать на веб-сайте чуток ниже.

– Это ТВ запускалось как игрушка для прежнего управления «СЭ». Там работают профессиональные проф люди, но перед ними не сставилосьникаких определенных задач. А спортивное телевидение держится на новостях, теме и трансляциях. В эталоне на «СЭ» должен показаться экспертный, информационно-новостной интерактивный канал.

***

– Сколько раз в этом году вы сами брали «Спорт-Экспресс»?

– Никогда – бумагу издавна закончил брать. Но в вебе читал часто. Для меня бумага погибла. Мне удобнее взять планшет и открыть то, что мне необходимо.

– Как вы будете делать газету, если считаете, что бумага погибла?

– Это я так считаю, а тыщи читателей – нет. Собственный читатель у «Спорт-Экспресса» есть. Может быть, вообщем правы французы, которые молвят, что через пару лет газета станет предметом роскоши? Ее будут читать, раскуривая сигары.

– Для вас было любопытно читать «Спорт-Экспресс»?

– Как молвят в вебе, очень много букв. Но в принципе – да. Это суровая газета, которая пишет сначала о спорте, а мне это любопытно. Меня в наименьшей степени тревожит то, что вокруг. Мне увлекательны голы-очки-секунды, увлекательны люди спорта. И нравится тот уникальный взор на вещи, который есть у создателей. Такового нет ни у кого больше.

– Когда сначала июля к нам входил Игорь Рабинер, он согласился: отчеты о футбольных матчах, которыми до сего времени заполняется «Спорт-Экспресс» каждый пн – абсолютный анахронизм. Вы с этим тоже согласны?

– В их сегодняшнем виде – естественно.

«Мы создадим три пилотных варианта нового «СЭ». Поначалу обсудим их с творческой группой, потом с обладателями и примем решение»

– Другими словами их больше не будет?

– Стоп, мы возвращаемся к тому, что газета, может быть, изменит формат. Мы создадим три пилотных варианта нового «СЭ». Поначалу обсудим их с творческой группой, потом с обладателями и примем решение.

– Какая связь меж дизайном газеты и ее заполнением?

– В классической газете формата A2 нереально представить много маленьких материалов, которые выходят в таблоиде. Конкретно формат диктует нам, что должны быть большие материалы.

– Разве не редактор решает, какого объема будут материалы?

– Естественно, создатель не должен писать больше, чем заложено в макете еще одного номера. Но формат сам иногда диктует нам объемы.

– Другими словами, отчеты на полполосы, которые, в принципе, не желают созидать ни создатели, ни читатели, будут продолжать появляться только из-за размера бумаги?

– Я бы не был настолько категоричен, так как многие к ним привыкли. В особенности люди старшего поколения, которые больше читают, чем глядят. Но мы попытаемся что-то сделать, хотя принципно ничего поменять не получится. Мне лично по формату поближе А3. Таблоид по форме, но суровая газете по содержанию, как La Gazetta. Хотя в ней и фельетоны возникают, и девицы на каких-либо страничках – итальянцы есть итальянцы.

***

– Вы стали основным редактором издательского дома «Спорт-Экспресс». Кто стал основным редактором газеты?

– Владимир Титоренко. Он остается основным редактором газеты.

– Почему остается? Ранее он был заместителем.

– Первым заместителем. Но ранее над ним никого не было, так что увеличение исключительно в заглавии. Практически он мой зам. А его зам – Владимир Гескин.

– Рабинер поведал про Титоренко несколько очень одичавших историй: как он снимал критичные статьи о «Локомотиве» из-за особых отношений с Ольгой Смородской, как брал средства с агентов за увеличение оценок необходимым игрокам. Вы обсуждали все это с Титоренко?

– Разговора по поводу интервью Рабинера вашему веб-сайту у нас не было. Считаю Титоренко специалистом и одним из наилучших газетных редакторов в Рф. Потому мы подвели черту под тем, что было ранее, и произнесли: «Давай жить по-новому». Я спросил Титоренко: «Ты готов делать новейшую газету? Поменять формат, находить новые идеи?» Он произнес: «Да». Так какой смысл дискуссировать прошедшее?

«Я вообщем против валютных отношений с клубами, только если речь не идет о спецпроектах»

– Истории, рассказанные Рабинером, вас совершенно не тревожут?

– Если начнем разбираться в том, как было ранее, не сможем ничего сделать, только погрязнем в этих разбирательствах.

– Пару лет вспять Владимир Гескин гласил: «Бывали ситуации, когда к нам обращались какие-то комкомандытоб мы писали о их больше. Но если, условно говоря, это была новосибирская «Сибирь», то заместо малеханькой заметки мы писали небольшую».

– Если «Сибирь» будет выигрывать, мы никуда не денемся, и будем писать о ней много. Если она будет проигрывать, никакие средства не принудят нас писать о ней больше, чем мы считаем необходимым. Мы больше потеряем на рекламе.

– Есть ли у «Спорт-Экспресса» партнерские соглашения с клубами?

– Не лицезрел ни 1-го. Я вообщем против валютных отношений с клубами, только если речь не идет о спецпроектах. Условно говоря: «Столетие футбольного клуба «Ротор». Волгоград желает созидать себя в газете. За его средства мы выпустим приложение. Вероятнее всего, это будет некоторая вкладка, не во вред главным материалам в газете.

– Я к чему заговорил о соглашениях с клубами. Еще до интервью Рабинера в журналистских кругах прогуливались слухи: в обмен на какие-то преференции «Спорт-Экспресс» не пишет критичные статьи о «Локомотиве». Вы ведь об этом слышали?

– Слышал, естественно. Но снова же: не буду в этом разбираться, это дело прошедшего. На первой летучке я произнес: «Пункт 1. Если у кого-либо есть обязательства перед федерациями, клубами, президентами, тренерами, игроками – эти обязательства завершаются. Предупредите об этом всех».

***

– Пару лет вспять, управление «СЭ» сняло с веб-сайта статью Евгения Дзичковского про РФС после первого же звонка из Дома Футбола. Представьте, что звонят уже для вас. Что вы будете делать?

– Во-1-х, я попробую разъяснить людям из РФС, как устроен веб. Чтоб они сообразили, что удалить ничего уже нереально – все разлетелось по другим веб-сайтам. Во-2-х, постараюсь оценить ситуацию. Если гласить о той статье Дзичковского, другими словами одна деталь: я не знаю контекста. Почему она появилась, при каких обстоятельствах Расскажу смешной рассказ. Приходит супруг к адвокату и гласит: «Хочу с супругой развестись. Она меня говнюком назвала». Он ему: «Ну, не много ли что бывает. Сколько лет вы уже вкупе?» «Тридцать». «Ну ничего, завтра помиритесь». «Да нет, она не просто говнюком именовала, а в контексте». «Это как?» «Прихожу я домой, вижу в спальне она с каким-то мужчиной кувыркается. Я тормознул, а она поворачивается и гласит: «Смотри, говнюк, как это делается». Так что необходимо знать контекст.

– Опять объясню, почему я спросил про РФС. Для вас не кажется, что подобные вещи происходят к тому же так как газета приучила ньюсмейкеров: журналисты напишут все потому что этим ньюсмейкерам захочется?

– На это трудно ответить, каждый случай нужно разбирать в отдельности. Но газета должна следовать принципу: факты – священны, комменты – свободны. Тон этих комментариев, естественно, может дискуссироваться. Но нельзя, условно говоря, после 1-го поражения со счетом 0:5 писать про команду: все дерьмо, всех необходимо разгонять. Может, она позже 10 матчей попорядку выиграет? А причина разгрома в том, что в тот момент центральный полузащитник этой команды увел супругу у центрального нападающего, и они закончили не только лишь вместе говорить, да и пасы друг дружке отдавать. Это, кстати, реальный случай. Когда я позже головного тренера спрашивал об этом, он гласил: «А что я был в состоянии сделать? Журналистам поведать, дескать, мой наилучший бомбардир 3-ий матч посиживает в припасе, так как у него супругу увели? А меня тогда во всех газетах грязюкой поливали».

– Но вы же согласны с тем, что многие футбольные персонажи разговаривают в большей степени с Борисом Левиным только из-за того, что он всегда преподносит их в удачном свете? Даже если, как у Игоря Денисова, у их совсем сносит крышу?

– Естественно, согласен. Но Борис умеет выстроить дела с людьми. Если я завтра скажу Аршавину: «Андрей, я буду преподносить вас исключительно в удачном свете», он навряд ли будет со мной разговаривать. Так как я не могу делать это потому что Левин. И что отвратительного в том, что в «СЭ» есть журналист, который передает позицию футболистов – пусть даже ту, с которой мы не согласны?

«Нельзя после 1-го поражения со счетом 0:5 писать про команду: все дерьмо, всех необходимо разгонять»

– В последнем интервью Левину Игорь Денисов гласил языком старого еврейского мужчины. Для тех, кто слышал, как гласит Денисов по сути, это смотрелось очень забавно.

– Как читателя, меня это, естественно, тоже смутило, но претензии к литературному редактору. С создателями нужно работать, если необходимо, даже переучивать их. Хотя это тяжело. Проведем аналогию с футболом. Когда приходит новый тренер и меняет тактическую схему, даже бывалые игроки должны перестроиться. Левин работает потому что работает, приносит пользу «СЭ», но, наверняка, ничто не мешает ему писать в другой манере и в других жанрах..

– Главной звездой вашего предшествующего места работы был Александр Бубнов. Ожидать ли трансфера Бубнова в «Спорт-Экспресс»?

– Мы условились, что Бубнов сам решит, как ему поступить. Я все-же не желаю бросить Sportbox.ru, которому дал 5 лет, без головного профессионала.

***

– В протяжении всей собственной истории «Спорт-Экспресс» приучивал собственных читателей к тому, что других медиа не существует, а все публикуемые анонсы – эксклюзив «СЭ». Вы будете это поменять?

– Толика правды в этом есть. Потому пробую разъяснить людям, что слово «эксклюзив» необходимо запамятовать. Когда «Спорт-Экспресс» был единственным игроком на рынке, девиз газеты был «Только о спорте, только у нас». С развитием веба эксклюзив не стал существовать. Через 5 минут после публикации неважно какая новость тиражируется десятками, сотками СМИ. Такое положение вещей необходимо принять, как подабающее.

– Если «Советский Спорт» первым опубликует звучную новость, перепечатает ли ее «Спорт-Экспресс» с пометкой: источник «Советский Спорт»?

– Да. Если наши журналисты проворонили новость, конкретно так мы и поступим. Наш читатель должен получать информацию независимо от того, кто ее первым вызнал.

***

– В самом начале интервью вы произнесли: когда для вас звонили из «Спорт-Экспресса», вы были в отпуске и ловили рыбу. Наибольший улов в сей раз?

– Как рыбак должен соврать, но не буду. Рыбачил я под Псковом на озерах, там красивая российская природа, но рыба клевала плохо и в главном маленькая. Когда мы приехали, температура воды была 21 градус, а когда уезжали – 12. Будто бы осень наступила за неделю. Наибольший экземпляр граммов на 500 попался. Подлещик. Дзичковский лицезрел – при нем его тащил.

– Наибольший улов в вашей жизни?

– Не мой личный, а коллективный. В Карибском море как-то изловили тунца на 108 кг – я помогал вытаскивать его из воды. Это было еще в русское время, когда агентство ТАСС отправило меня в командировку в те края. Отменная рыба попалась!

Игорь Рабинер: «Ольгу Смородскую в «Спорт-Экспрессе» критиковать не позволяется»

Замглавреда «СЭ» Владимир Гескин: «Если не все можешь сказать, лучше промолчать, чем дурковать»

Главред «Советского спорта» Игорь Коц: «Наши журналисты прогуливаются по минному полю»

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *