1. Наша родина одолела

Без противной концовки, в какой сам Фридзон промахивался с полосы штрафных, не обошлось, но все закончилось благополучно (73:67). Понятно, что итог в товарищеском матче дело десятое, но в этом случае русская команда очевидно игралась на победу, так как дважды попорядку уступать заранее слабейшему конкуренту, как-то не совершенно комфортно.

Вот поэтому во 2-ой половине (которая не очень удалась команде) Василий Карасев постарался сохранять лучшие сейчас сочетания и держал по максимуму на площадке тех, кто мог обеспечить хороший результат. Потому больше, чем необходимо, отбегал подсевший к концу Фридзон, потому задохнулся Воронцевич, потому оба центровых уходили с площадки потому что как будто 40 минут носили партнеров на руках, потому от тестов было решено воздержаться (присутствие в концовке Валиева было все таки принужденным и заняло не больше минутки). Наверняка, тренеру лучше судить, что для команды верно на этот момент, и вот Карасев посчитал, что будет ошибочно уступать после большого поражения. Так что сам момент победы стоит того, чтоб его отметить: да, по итогам 2-ой 20-минутки не было чувства, что Наша родина игралась посильнее, но итог был достигнут, а это лучше, чем если б при таких же усилиях он не был достигнут.

2. Проявили набросок игры

«Рисунок» – это, естественно, звучно сказано, но, по последней мере, стало приблизительно понятно, как сборная собирается побеждать. Какого-то размеренно работающего нападения опять не было (и это нормально), но сейчас движение мяча по периметру и двойки все таки заполучили более размеренную структуру. В наилучшие моменты встречи русская сборная здорово растягивала защиту за счет снайперов и уходящих на первом шаге с следующей передачей «крайних», при одном «большом», ждущем пас снутри. Пик атакующей целостности пришелся на первую четверть и деятельность пятерки Хвостов-Фридзон- Моня/Карасев-Воронцевич-Саврасенко: не они сделали отрыв в 10 очков, но конкретно в этом сочетании проявились главные требования к нападению: создание места, неизменная угроза прохода и доведение мяча до снайпера с «экстра-пасом». Далекими бросками отметились Хвостов, Фридзон (два раза) и Воронцевич.

3. Проявили себя управляемой командой и закончили волноваться

Успешная игра в нападении и высочайший процент далеких бросков (наверняка) предназначили все предстоящее. Как выразился главный тренер: «Они у нас выиграть не могут, мы можем проиграть сами». Латвия длительно не могла отыскать себя, но в конечном итоге ей посодействовали это сделать. Количество несуразных мячей (вроде забитого после подбора через Понкрашова, трехочкового под сирену Стрелниекса, позабытого Саврасенко, мяча под сирену во 2-ой четверти), естественно, удручает, но в конечном итоге латвийцы возвратились в игру не столько благодаря таким подаркам, сколько так как командная игра у гостей стопроцентно разладилась. Под грузом очевидной вялости вся атака свелась к забросам на устроившего банный денек Берзиньшу Соколова: у русского центрового, правда, силы стремительно закончились, так что пришлось выворачиваться за счет личных выступлений.

Критичный момент пришел во 2-ой половине третьей четверти, когда судьи несколько выпустили ход встречи, а конкуренты (и те, и другие) признались для себя и окружающим, что в данном товарищеском матче их интересует только победа. Блумс вырвал у Саврасенко мяч с руками, после этого судейская трель подняла на уши негодующие трибуны (хорошо, трибуну), и здесь же судьи просмотрели момент на другой половине площадке, где Вяльцев фехтовал с кем-то локтями, но в конечном итоге выступил в роли объекта права. Не достаточно того, что все и так разладилось, так к тому же появилась излишняя стрессовость, грозящая обрушить вообщем все: Саврасенко и Вяльцев переключили все силы на споры, и это было зрелищно, но малоэффективно. Итак вот понравилось, что на этом моменте Карасев поначалу убрал Вяльцева, потом взял тайм-аут и кое-что все таки наладил – рабочий гандикап оказался восстановлен.

4. Отлично защищались, пока не утомились

В первой половине сборная показала хорошую командную защиту. На местах, естественно, давались поблажки (Бертаньш в первой четверти позволял для себя необоснованно много, несколько раз проиграли подбор на собственном щите), но, в целом, целых два центровых не давали латвийцам делать все, что приносило фуррор в первом матче: «краску» прикрыли, а далекие броски (4 из 22) у конкурента не пошли. Если б не пара шальных выстрелов от Блумса и Яниченокса посреди 2-ой четверти, то у владельцев не было бы и способности поднять голову.

Во 2-ой половине все было тяжело и по-другому, но на неких, к этому моменту, было уже больно глядеть, так что не кажется, что эта часть игры показательна. Понятно, что физическая готовность и глубина ротации будут решающими компонентами для Рф на Евробаскете: на старте подготовки энергозатратный резвый баскетбол Карасева дается тяжело.

5. Малая пятерка смотрелась лучше, чем намедни

Беда прошлого дня, равно как и отсутствие Антонова, также желания экспериментировать в ущерб результату привели к тому, что малеханькой пятеркой Карасев играл не настолько не мало. Фактически, ярчайших отрезка было два: в конце 2-ой четверти и посреди четвертой.

1-ый быстрее приглянулся. Здесь был один беспристрастный момент: у латвийцев в это время не было лидеров. Но по сравнению с первым матчем получалось и отзащищаться на периметре, и не допустить, чтобы мяч доходил до оппонента Воронцевича, и собственно превратить мобильность пятерки (Воронцевич и Моня играли вместе с Фридзоном, Понкрашовым и Вяльцевым) в преимущество. Этот отрезок вышел малорезультативным для обеих команд, но у россиян возможностей возникло гораздо больше – просто большинство из них завершались промахами из-под кольца. Негативные моменты тоже остались – за подбор по-прежнему не всегда удается побороться, но зато на обидные очки после проигранного подбора команда ответила лучшей комбинацией матча: под концовку второй четверти Понкрашов принял мяч на дуге от Карасева, пошел внутрь и отдал пас на одинокого Воронцевича.

Второй отрезок вышел скомканным и первоначальное впечатление подпортил. Но здесь основная цель маленькой пятерки состояла в том, чтобы дать передохнуть центровым при минимальных потерях, и достигнута она была.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *