Усэйн Болт: «Иногда круто завалиться на диван, взять «Скиттлс» и запить энергетиком» Усэйн Болт: «Время от времени круто завалиться на диванчик, взять «Скиттлс» и запить энергетиком»

Усэйн Болт звучно орет в микрофон: «Yaaay, Moscow» – и Москва отвечает ему восхищенными возгласами. До начала чемпионата мира осталось 5 дней, а самый резвый человек планетки уже покоряет город.

Малая темная сцена залита лучами всех цветов радуги, из колонок несется то регги, то техно, а сам Болт временами выкрикивает обыкновенные междометия либо слова песен. Усэйн разогревается перед тренировочной неделей на вечеринке PUMA Social Club в Парке Горьковатого – всюду маленькие ямайские флаги, забор разрисован фигурами, застывшими в коронной позе спринтера, а по скейт-площадке пролетают люди на досках.

Диджей-сет равномерно раскачивает танцпол – в особенности активничает африканская диаспора, которая более уверенно других крутит бедрами. Не стоит на месте и сам Болт – наглядевшись на женщин в маленьких юбках, он присоединяется к подтанцовке. Девицы только рады.

Болт приехал в Москву всего несколько часов вспять, вкупе с ним – целая команда: от верного ирландского агента, который работает с ним больше 10 лет, до отца, который совершенно не любит путешествовать, а на Ямайке держит сельский магазин (в ассортименте – куча пищи от леденцов до свиных ушей). Еще в команду Усэйна входят его старенькые друзья, которые помогают по всяким мелочам, и это умопомрачительно похоже на сериал Entourage, где, в общем-то, обычной и бодренький юноша Винсент приходит к ошеломительному успеху в кино, а с ним все это время продолжают работать друзья.

То же и с Болтом: достигая голливудского уровня утехи публики, он остается все этим же обычным гиперактивным ямайцем – просто ранее днями бегал в округах Шервуд-Контента, а на данный момент лишает рассудка стадионы. Соответствие величавому бренду, надменность и величие Болт проявляет исключительно в те моменты, когда гласит о беговой дорожке и секундах. Но разве кто-то имеет что-то против?

«Добрый вечер, Легенда», – говорю я, только зайдя в маленький белоснежный фургон, где воспринимает гостей команда Болта. 30 минут вспять на моем месте был величавый Сергей Бубка.

Усэйн посиживает на углу красноватого дивана, зовет меня сесть ближе и улыбается; о том, что его следует именовать конкретно легендой, он на радостях выпалил после шестого олимпийского золота. Слова, скользнувшие практически по всем мировым газетам, остаются в силе и спустя год.

«Перед стартом я некорректно надел шиповки, просто спутал ноги»

– Меня не особо нередко так именуют, но ты бы знал, как приятно слышать такие слова. Это очень круто, когда тебя именуют легендой. Я же много работал и работаю для этого, я желал конкретно этого. Может, для кого-либо это и звучит как провокация, но я реально доволен собой. Так что пусть люди именуют меня так, я люблю их.

– Все в мире знают, что вы самый резвый человек планетки. Есть что-то, что вы делаете медлительно?

– Наверняка, стремительно я только бегаю, а все другое делаю медлительно, живу медлительно. Да, у меня томные тренировки, но остальное время я провожу расслабленно. Я таковой человек, размеренный, много времени отдыхаю, устраиваю чил-аут. Стоп, нет, я еще люблю резвую езду. Вот исключительно в июне посиживал в болиде «Формулы-1», но это было несерьезно: мне просто дали прокатиться во время шага «Бриллиантовой лиги».

– Мне всегда казалось, что ваша расслабленность – просто маска, что вы просто прячетесь и защищаетесь.

– Ну, всегда же малость нервничаешь. Просто я не позволяю для себя дойти до такового состояния, когда уже начинаешь страшиться, трястись, как бывает у спортсменов. Я же знаю, на что я способен, я уверен в победе. Я дурачусь перед камерой у старта, но это не означает, что я не сконцентрирован. Мне это только помогает отвлечься, честно говоря.

– Но я не поверю, что вас никогда не трясло.

– Ох, естественно, было и такое. Самый ужасный старт для меня случился в 15 лет. Это был юниорский чемпионат мира – против меня бежали 18-летние, 19-летние спринтеры. Это суровая разница, во-1-х. Во-2-х, я в первый раз бежал на полном стадионе. Это было в моей родной Ямайке. Ну и главное: перед стартом я некорректно надел шиповки, просто спутал ноги, представляешь? Правую надел на левую, левую – на правую. Правда, успел впору переобуться. Но я никогда не нервничал так очень, как тогда. Даже на Олимпиадах.

В тот денек Болт, конечно, одолел. Трибуны стадиона в Кингстоне начали буйствовать еще за 20 метров до финиша, а всего через несколько мгновений Усэйн устроил свое 1-ое, пусть и очень малеханькое, шоу. «Это было мое 1-ое приветствие», – вспоминает Болт.

Болтология. Почему Болт так стремительно бегает?

– Одно из самых сильных воспоминаний за ближайшее время – видео, где вы стоите в ледяной ванне. Это худшее, что с вами бывало?

– Пфф… Это просто страшно. Я, естественно, надеваю термобелье, но просто нереально представить для себя температуру – тебя будто бы высадили кое-где в Антарктиде в нижнем белье. Это тяжело вытерпеть, просто кошмар. Приходится орать, лупить руками по полу, стоять на месте не выходит. Но это необходимо для восстановления мускул, а отдыхать после чего еще приятнее. Я просто прихожу, ложусь и играю в PlayStation.

– И сколько это может продлиться?

– Находится в зависимости от того, как я работаю. Если все в порядке, то я могу играть 5, 6, семь часов, тормознуть очень тяжело. Задачи с очами? Нет-нет-нет, ты о чем, все супер. Я столько лет играю на приставке и компьютере, что мои глаза уже ко всему привыкли, ха-ха. 1-ая игра, которую я для себя купил – Max Payne. Это было еще в 2002 году. Вначале я вообщем играл во все, что мог отыскать. Первой приставкой у меня была Nintendo 64, я до сего времени вспоминаю ее как наилучшую и возлюбленную. Это ностальгия. Ну а на данный момент я нередко играю в Call of Duty. Люблю играть по сети, но анонимно.

Рядом с Болтом повсевременно находятся два агента, которые строго засекают время разговора и подносят спринтеру пищу: шашлык, куриное филе, овощи. Меню перед чемпионатом расписано на несколько недель вперед, но Усэйн умеет и бунтовать – к примеру, на Олимпиаде намедни старта съел бургер из «Макдональдса».

«Я бы желал быть человеком из будущего»

– Мне, естественно, нельзя много есть в «Макдональдсе», хоть я и гласил, что желал бы даже поработать с ними в плане рекламы. Я люблю наггетсы, картошку, но у меня есть особый повар, тренеры молвят, что нужно есть меньше жареного. Я стараюсь, но время от времени все равно позволяю для себя такие вещи. Взять драже «Скиттлс», завалиться на диванчик, запить это каким-либо энергетиком и начать играть в PlayStation. Куда я без этого.

По расчетам журнальчика Esquire и группы ученых, уникальность Болта не только лишь в расслабленности, а к тому же в том, что итог 9,58 секунды на стометровке не был должен быть показан до 2039 года. Грубо говоря, Усэйн показал итог инфернальной мощи, как будто он человек из грядущего.

– Это весело. Я бы желал быть человеком из грядущего. Но я вижу все мало по другому. Мой плюс – в росте, мне это вправду помогает на наибольшей скорости. С другой стороны, есть минусы при старте, но при правильной работе на дистанции это не так и жутко.

– А вы допускаете, что вас может обыграть белоснежный спринтер? Либо вообщем выиграть что-то в дальнейшем?

– Ха-ха-ха. Не знаю. На данный момент – нет. Но какие-то шаги вперед есть. Лучше стали бегать в Стране восходящего солнца, Китае. Просто поглядите на Лемэтра, который пробегает 100 метров за 9,9 секунды. Спринтом увлекается больше людей – не много ли, найдется уникум. Но пока – нет.

Пока же Болт остается единственным владыкой спринта, продолжает жить в малогабаритном доме в столице Ямайки и даже временами тренится в поле. Он так популярен на родине, что, кажется, преспокойно может стать основным политиком Ямайки.

– Я люблю Ямайку. У нас очень свободные люди. Но после карьеры я бы с наслаждением снялся в каком-нибудь кинофильме, стал звездой какого-либо экшна. На данный момент меня хватает лишь на какой-либо документальный кинофильм. А политика – нет, это точно не мое. После карьеры я, быстрее, просто полежу на диванчике, поиграю в видеоигры, попутешестую, а там – поглядим. Мне не нравится быть политиком. Мне нравится быть просто Усэйном Болтом.

В этот момент агент лупит Болта по плечу и гласит, что время разговора завершилось. Усэйн встает, потягивается, встречает нового гостя, а через полчаса обменивается кликами с Парком Горьковатого. И по реакции публики понятно: Москва уже покорена.

Вне игры. Усэйн Болт

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *