Любимые футболисты нашего детства. Михаил Еремин Возлюбленные футболисты нашего юношества. Миша Еремин

1-ое в моей жизни футбольное воспоминание связано с итальянским чемпионатом мира, а непосредственно – с танцем Морде Милла по случаю гола колумбийцам. Кажется, я не полностью отдавал для себя отчет, что же это все-таки за турнир, и точно не додумывался тогда, что команду Морде тренирует русский тренер Непомнящий, но еще длительно отмечал мячи, забитые дома меж кресел, конкретно таким макаром. Беря во внимание, что эти странноватые ворота не всегда находилось кому защищать, голы становились просто поводом для еще одного выполнения камерунского танца.

Последующей весной я в первый раз поглядел футбольный матч от начала до конца. «Спартак» Черчесова, Шмарова, Мостового, Карпина и Шалимова воспринимал на центральном стадионе имени Ленина (другими словами – в «Лужниках») дерзких прошлогодних возвращенцев: чуть возвратившись в высшую лигу, садыринский ЦСКА занял 2-ое место, а в чемпионате-1991 не знал поражений в 7 стартовых турах – при этом все домашние матчи проводил в легкоатлетическом манеже. «Спартак» открыл счет поближе к перерыву – Геннадий Перепаденко головой переправил пущенный справа мяч в сетку, а камера сфокусировалась на вратаре в желтоватом свитере с темными треугольниками, в отчаянии уткнувшемся лбом в грязевое месиво вратарской. Отчего-то сопереживание во мне тогда возобладало над восхищением спартаковской композицией. Во 2-м тайме мне уже интенсивно хотелось, чтоб одноклубники парня в свитере с треугольниками поскорее отыгрались и он больше никогда так не печалился.

Еремин воспитывался в ЦСКА, но, как и все русские вратари тех пор, поклонялся Ринату Дасаеву

ЦСКА не отыгрался. Кузнецов не забил пенальти сходу после перерыва, а посреди тайма Василий Кульков забил 2-ой спартаковский гол. В первый раз пишу об этом матче спустя 21 год – тогда я еще даже не обучался в школе, потому свои эмоции передавал в рисунках, расходуя нечеловеческое количество альбомных листов, также желтоватых и темных карандашей. В рисунках я старался поправить, как мне казалось, возмутительную несправедливость: изображал вратаря в желтоватом свитере не расстроенным и подавленным, а торжествующим на фоне табло со счетом приблизительно 8:0 в пользу его команды.

Вратаря звали Миша Еремин. К тому моменту он успел стать победителем молодежного чемпионата Европы, заменив по ходу турнира травмированного Дмитрия Харина. Осенью 1990-го Анатолий Бышовец позвал Еремина во взрослую сборную и выпустил в стартовом составе на игру с Румынией. Еремин воспитывался в ЦСКА, но, как и все русские вратари тех пор, поклонялся Ринату Дасаеву. В конце 80-х ЦСКА прозябал в первой лиге, Еремин получал игровую практику исключительно в юниорских сборных, где и попался на глаза Константину Бескову. Бесков позвал 20-летнего вратаря в «Спартак» и от способности хотя бы трениться в одной команде со своим кумиром тот отрешиться не сумел. На память от Дасаева у Еремина остались перчатки Тони Шумахера, которые Ринат специально привез из Германии, как тогда числилось, собственному преемнику.

Бескова сменил Романцев, который перспектив в Еремине не рассмотрел, а в ЦСКА пришел Павел Садырин, увлекший Еремина домой. Отец Еремина вспоминал, что практически закончил созидать отпрыска. При Садырине команда часто моталась в коммерческие турне – в большинстве случаев в страны Варшавского контракта. Для таких поездок футболистам не требовались ни визы, ни даже паспорта: военный самолет доставлял команду на очередной выставочный матч и вечерком уносил назад. В 1990-м Еремин выиграл конкурентнсть у Александра Гутеева и опытнейшего Юрия Шишкина, который после ЦСКА уехал играть в Бразилию, и за год до той игры со «Спартаком» в первый раз парировал пенальти в высшей лиге. На Центральном стадионе Волгограда Еремин отразил удар штатного пенальтиста «Ротора» Александра Хомутецкого.

Спустя два месяца после игры со «Спартаком» наш телек «Рубин» показывал новое шоу: конец Кубка ЦСКА – «Торпедо». ЦСКА выиграл 3:2 благодаря дублю Игоря Корнеева и победному мячу нападающего Олега Сергеева, и с сюжета об этом матче началась, как на данный момент помню, программка «Время». Мне больше не приходилось фантазировать – я увидел по телеку счастливого Миши Еремина, самого многообещающего вратаря страны, с Кубком СССР в руках.

«Сегодня мы непременно выиграем и я команду не подведу, а потом попытаемся захватить и звание чемпионов страны» – обещал улыбчивый вратарь с германскими перчатками в руках

Фото, иллюстрирующая этот текст, была изготовлена с утра, в денек того конца – да-да, взять интервью за несколько часов до матча тогда еще было может быть. Ночкой после победы в Кубке на 34-м километре Ленинградского шоссе неподалеку от Зеленограда «шестерка» с Мишей и его другом угодила под встречный «икарус». Предпосылкой трагедии стал лопнувший скат, из-за которого машину вынесло на встречную полосу. Друг Еремина скончался одномоментно, Миша находился в коме практически неделю.

Информация тогда поступала не то что на данный момент: чтоб выяснить о состоянии Еремина, приходилось дожидаться новостей спорта, выходивших в половине десятого вечера. Посреди тех гнетущих дней вышло и интервью, взятое перед концом: «Сегодня мы непременно выиграем и я команду не подведу, а потом попытаемся захватить и звание чемпионов страны» – обещал улыбчивый вратарь с германскими перчатками в руках.

Был пн. Мы посиживали дома с отцом. Я, как обычно, отрисовывал – не буду еще раз гласить, кого. Мать позвонила с работы и произнесла, что по радио передали: Еремин погиб. Не помню собственных чувств, помню, что просто продолжал отрисовывать вратаря в желтоватом свитере с темными треугольниками и Кубком в руках. В некий газете написали, что на похоронах игроки ЦСКА поклялись занять в чемпионате 1-ое место.

Осенью ЦСКА стал фаворитом.

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *