Юлия Липницкая: «Со сверстниками мне неинтересно общаться» Юлия Липницкая: «Со сверстниками мне неинтересно разговаривать»

14-летняя Юля заявила о для себя звучно – на дебютном шаге Гран-при не просто выиграла маленькую программку, да и обошла двукратную чемпионку мира Мао Асаду. В Париже Юля опять поднялась на пьедестал – сейчас уже за бронзой, которая открыла ей путь к концу в Сочи.

– Юля, ты захватила медаль на собственном втором шаге Гран-при. Сама ждала?

– Ну как сказать… Довольна, что доехала. Было очень тяжело после вращений, нога или затекла, или онемела, я ее вообщем не ощущала. Лутц прыгнула, наверняка, одними руками. Не знаю даже, как не свалилась.

«Если честно, я за всеми не смотрю. Мне самой нужно кататься»

– Прогуливались слухи, что ты вообщем снимешься из-за травмы.

– Я задумывалась об этом. Я подвернула ногу фактически в денек отъезда: мы улетали днем, и на предшествующей тренировке я подвернула ногу. Вероятнее всего, у меня растяжение, и еще нога очень опухла. На первой тренировке в Париже было очень больно, я вообщем ничего не прыгала. Задумывались, что будем сниматься, но на последующий денек стало полегче, прыгать я могла. Позже, правда, нога захворала снова – видно, в недлинной я чуток перестаралась.

Ставили ли для тебя какие-то цели на Гран-при?

– Необходимо было попадать в тройку, чтоб был шанс отобраться в конец.

– А есть ли разница, кого обыгрывать? К примеру, в недлинной программке в Париже ты обыграла Эшли Вагнер, которая еще пока не может повытрепываться звучными титулами, зато в Китае ты обошла Мао Асаду – двукратную чемпионку мира.

– По сути, все девченки очень издавна выступают, у каждой есть имя, рейтинг и составляющие, а мне все это еще нужно нарабатывать.

– А есть ли кто-то, с кого охото брать пример?

– Честно говоря, я за всеми не смотрю. Мне самой нужно кататься, себя улучшать.

– Тогда, может, есть кто-то, у кого в особенности очень хотелось бы выиграть?

– Выиграть? У самой себя. Если б я лучше каталась, то, может быть, смогла бы и в Париже выиграть, и у Асады в Китае.

«Коньки никто против воли на надевал. Был период, когда мне все надоело»

– Расскажи, когда ты встала на коньки? Кто тебя привел в секцию?

– Мать в четыре года отвела на каток, и вот с того времени я мучаюсь (смеется).

– Правда мучаешься?

– Ну как… Коньки никто против воли на надевал. Был период, когда мне все надоело, при этом это было уже в Москве. Я просто не горю желанием, у меня нет такового чувства, что нужно только кататься, кататься и кататься – просто хожу и хожу. Знаю, что у меня есть отличные способности.

– А вот Валентин Писеев (экс-президент русской федерации фигурного катания на коньках – прим. Sports.ru) не так издавна гласил, что ты – трудоголик, тебя нужно останавливать, чтоб ты не перерабатывала.

– Да нет, работаю-то я нормально, нет ведь такового, что я выхожу и ничего не делаю.

– А не задумывалась ли о парном катании либо о танцах?

– Нет, вообщем не задумывалась. Меня ранее – года три вспять – вообщем мать пугала: дескать, не будешь нормально трениться, в пары пойдешь.

– Пресса писала, что у тебя нет нервишек, в особенности после китайского шага. Признайся, ты хоть время от времени волнуешься перед стартом?

– Вот в Китае я, кстати, очень очень нервничала. Я когда на произвольную выходила, меня просто трясло, а позже как с первого прыжка не пошло, так и не знаю, как я вообщем совладала. В Париже такового не было, просто было тяжеловато из-за травмы, и я вообщем старалась не мыслить об этом. На 1-ый прыжок меня хватило, на втором что-то уже мало вышибло из колеи, а после вращения было уже очень трудно доезжать.

«Танец с саблями» я вообщем очень издавна желала, но мне, наверняка, еще рано его катать»

– Обычно в 14-15 лет люди просто прогуливаются в школу, в кино, на дискотеки, делают уроки и временами получают двойки. Как вынудить себя каждый денек выкладываться по полной на тренировках?

– Это сила привычки. Когда изо денька в денек делаешь одно и то же, то привыкаешь.

– Спортсмены ведь намного взрослее собственных лет…

– Да, есть такое.

– Удается ли тогда вообщем разговаривать с ровесниками?

– Нет. Я общалась с ними ранее, когда прогуливалась в школу. Когда пришла опять после огромного перерыва, то страшилась, что все будут такие умные, а я буду казаться глуповатой, но оказалось, что с ними просто неинтересно.

– Как ты на данный момент совмещаешь тренировки и учебу? Экстернат?

– Да, семейное обучение. На данный момент я учебники, если честно, еще не открывала, даже не знаю, что у меня там…

– Судя по всему, у тебя на данный момент этапы.

– Ну да, у меня соревнования. Я обычно в конце сезона хватаю учебники, практически за неделю учу предмет за весь год, иду и сходу сдаю. А позже все по новейшей.

– Ты уже произнесла, что с ровесниками разговаривать неинтересно, означает, твои друзья тоже из мира спорта?

– Да.

– Другими словами, дружба в спорте реальна, невзирая на конкурентнсть?

– Да, у нас очень дружная группа, ну и на катке увлекательнее разговаривать, чем в школе.

«Классику я никогда не слушаю»

– Ворачиваясь к фигурному катанию, следишь ли ты за переменами в правилах?

– Да, естественно. В этом году, кстати, у нас была большущая неувязка с вращениями, мы не знали, какие варианты делать. Мне пришлось практически с нуля учить бедуинский, так как я его пробовала последний раз года два вспять, и один раз так с него навернулась, что больше не входила. Ну, а когда принудили опять его учить, уничтожила на него, наверняка, месяц.

– А кто выбирает музыку к твоим программкам? Как это происходит?

– В прошедшем году мы находили музыку с Николаем Морозовым. «Очи черные» он, по-моему, сам предложил, и мы достаточно просто согласились, а позже он листал музыку, мы услышали «Ромео и Джульетту» и тоже просто отважились – дескать, вот эта прекрасная, давайте эту. А в этом году я сама избрала музыку. Мы с матерью много всего переслушали. «Танец с саблями» я вообщем очень издавна желала, но мне, наверняка, еще рано было его катать, ну и все никак с постановками не выходило. Ну, а позже как-то пошло, так и поставили.

– А очень отличается музыка, под которую ты катаешься, от той, которую слушаешь?

– Классику я никогда не слушаю. Тот же «Танец с саблями» просто таковой заводной, а заводную музыку я люблю.

– Какой способ занятий тебе лучше: кнут либо пряник?

– Когда как. Если я вышла разваленая и с нехорошим настроением, то, естественно, меня нужно вынудить, сама себя очень длительно раскачиваю и соберусь, может быть, только ко 2-ой тренировке. Ну, а если не плохое настроение – весь денек идет на ура, и все.

– А очень отвлекает внимание прессы на соревнованиях?

– Ну, перед соревнованиями я не люблю разговаривать с прессой. Терпеть не могу, кстати, когда разминку снимают.

– Но в то же время ты очень уверенно ведешь себя на пресс-конференциях!

– Ну, когда я впервой пошла на пресс-конференцию в прошедшем году, у меня вдруг спросили: «Что ты чувствовала во время проката?». А я сижу и думаю: «Что же я чувствовала?». Вообщем не могла ни «А», ни «Б» сказать.

«Я практически каждый денек плакала, звонила маме, ну а позже уже привыкла»

Спортсмены нередко бывают суеверны. А у тебя есть какие-то свои приметы либо талисманы?

– Нет.

Другими словами, если по дороге на каток для тебя перебежит дорогу темная кошка, не расстроишься?

– Ну, означает, куда-то они бегут. Мне, если честно, все равно.

– Молвят, Ира Слуцкая воспрещала маме глядеть собственные прокаты.

– Мы ведь в различных городках, потому я даже не всегда знаю, глядит она либо нет. Мать как раз вообщем не глядит, беспокоится очень.

– И легко находиться так далековато от семьи?

– 1-ый год было очень трудно. Я практически каждый денек плакала, звонила маме, ну а позже уже привыкла. Ну и до сего времени, наверняка, привыкаю…

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *