– Это тема появилась в связи с определенными экономическими показателями. Создатели закона понимают, что в стране наступают не самые наилучшие времена. Другими словами закон был сформулирован сенаторами, которые не имеют дела к спорту, а занимаются экономикой. Я сам роли в разработке не воспринимал. Перед внесением документа в Госдуму ко мне подходили создатели, я последним поставил подпись. Потому что я формально и неформально в Совете Федерации отвечаю за спортивное направление, мне следовало принять в этом роль. Я осознавал, что тема сложная, что в какой-то момент будет нужно дискуссировать тему существования команд и лиг. Может, закон очень конкретный, но ситуация просит обсуждения. Я предложил сотрудникам в последнее время собрать всех заинтересованных лиц в формате круглого стола. Нам всем необходимо повстречаться и обсудить пути решения ситуации.

Я вижу, что законопроект вызвал суровую реакцию – означает, он не пустой сам по для себя. Естественно, гласить о том, что Фетисов желает что-то у кого-либо отобрать, неправильно. Просто есть несколько систем развития клубного спорта: можно создавать лиги суперклубов, а можно – лиги равных способностей. Я считаю, что необходимо давать различным регионам равные способности стать фаворитом. Все должны решать не средства, а мастерство тренера, менеджмента и игроков. В мире есть лиги, которые работают по такому аналогу. НБА, НХЛ выдержали все тесты. Да, там были локауты, но это экономические вопросы, там есть понятные числа, планы и стратегии. Ах так заиграли юные ребята в «Северстали» – их разобрали. Менеджеры разъясняют это интересами сборной. А нельзя было наигрывать звено в «Северстали»? Команда была бы посильнее.

– В ответ на ваш законопроект молвят: из больших клубов уйдут госкорпорации, средства пропадут, русский спорт упадет.

– Нет полного запрета – во 2-ой части законопроекта прописывается механизм того, как правительство должно держать под контролем процесс для развития детского спорта, к примеру. Я не приверженец того, чтоб за большие средства покупались зарубежные игроки заместо выкармливания собственных. Я общаюсь со спонсорами различных клубов и понимаю, что на данный момент в Рф финансировать клуб затратно. Биться с гигантами, выкладывать свои средства из кармашка – затратно, особенных перспектив не видно. В неких лигах есть суровое положение о том, что приобрести игрока нельзя – его можно только выменять. И там звучные переходы – уникальность, так как все понимают: промахнулся с мегазвездой, и твои перспективы выиграть откладываются на много лет. Осознаете, нужен системный подход. Не думаю, что предлагаемый законопроект разрушит русский спорт. Он его переформатирует, если это окажется необходимо, чтоб дать равные способности всем клубам. Лиги с подобными ценностями обосновывают, что это работает. Необходимо мыслить о том, чтоб ни один мальчик, где бы он ни родился, не потерялся. Если это необходимо будет, естественно.

– Сколько на данный момент все естественные монополии в сумме растрачивают на команды?

– Неплохой вопрос. У меня нет таких данных. Я этот вопрос сотрудникам не задавал. И они, наверняка, тоже не знают. Не много кто знает. Либо никто не знает, по сути, сколько тратится. Нужно знать, как чувствительны издержки для каждой из сфер. Для «Газпрома», к примеру, это может быть одна сумма в плане воздействия на стоимость конечного продукта, а для другой госкорпорации – другая. С одной стороны, может быть понятно: с чего подымать таковой шум, если там копейки тратятся. Но может быть, что и не копейки. 

«Нужно мыслить о том, чтоб ни один мальчик, где бы он ни родился, не потерялся»

– Ваш закон, не считая всего остального, практически стставитрест на идее Объединенного чемпионата.

– А он будет? Ну и кто произнес, что законопроект будет принят? У нас все законопроекты принимаются? Дискуссия, которая зарождается вокруг законопроекта, даст осознать, где мы находимся. Я, к примеру, больше забочусь об игроках: за тех, кто получает много, я рад, но меня тревожит, что есть и те, кто не получает. Необходимо уметь страховать опасности, и КХЛ, к примеру, пока не может застраховать заработной платы. Есть некоторые трудности. По сути, коллеги из экономического блока нас обогнали, мы желали избрать более мягенькую систему. Воспримут ли закон – не знаю. Что касается Объединенного чемпионата, могу сказать, что в 2003 году схожий вопрос проговаривали. Тогда президент Путин отдал поручение начать прорабатывать вопросы объединения постсоветского места через единый календарь, мы с Колосковым обсуждали это. Числа не были озвучены, но желание работать было. Правда, с приходом нового управляющего РФС инициатива была потеряна. А встречи с украинской стороной мы провести успели: тогда приехали все самые крутые руководители. Столько охраны, как тогда, вообщем больше не лицезрел. Полдня посиживали и обсуждали варианты. Создание КХЛ – более обычный ход, прецедент таковой лиги уже был, нам только необходимо было аргументировать необходимость ее сотворения. Было желание казахов, латышей, белорусов. Все способности были, мы начали прорабатывать документы, и регламент новейшей лиги родился уже в 2004 году.

– Есть ли какая-то связь меж недовольством растратами на ОлОлимпиаду вашим законом?

– Каким образом это касается Олимпийских игр? Если команда не выиграет, будет повинна наша инициатива? Законы готовятся длительно. Ни один законопроект не вносится в Госдуму без подготовительного обсуждения. Вот закон о продаже алкоголя только с 21 года так не дискуссируют, там нет команд, но он впрямую связан с благополучием цивилизации, как и наше предложение о развитии системы спорта. У нас уже на данный момент есть 11-летние пьяницы и наркоманы. Из 10 юных людей, приходящих в военкомат, стопроцентно годен к службе только один. В Приморском крае есть город Дальнегорск. Люди там каждую зиму заливают площадку и тренятся на улице. Они всегда желали о закрытом катке. Ведь было бы хорошо выстроить там хотя бы один крытый комплекс. И таких мест в России неограниченное количество. Не так давно приезжал человек в Москву – собирает 50 миллионов на футбольную команду. При всем этом в его городке всего три-четыре футбольных поля. Сколько полей можно выстроить на 50 миллионов? 20 точно. Нужно увести малышей с улицы, когда нечем заняться. Нужно дать им шанс играть за «Зенит», за сборную, обыгрывать Месси. Об этом нужно мыслить. А не считать, что нас это все не касается.

– Как очень верите в принятие закона? Некие депутаты уже высказались против него.

– Понимаете, я по опыту работы знаю, что законопроект, который вносится в Госдуму и который принимается совсем – это две различные вещи. У всех будет возможность высказаться, а не инкриминировать друг дружку. Законопроект родился в недрах экономистов, которые верстают бюджет. Это закон не о спорте, а об экономической ситуации. Рынок может быть переоценен. Неслучайно наши футболисты не могут пробиться в европейские клубы и биться там  за ведущие роли. Хотя в последние 10 лет средства вкладываются на очень крутом уровне.

– Так футболистам тут платят столько, что они не захочут никуда ехать. Вопрос в этом.

– Да, смысл платить больше, если можно платить меньше? В конце 90-х у нас сделали рынок, не создав предпосылок для роста снутри. Пример – МЛС. Команда «Космос». Они приглашали звезд, собирали полный стадион. Еще люди прогуливались на футбол в Чикаго, но все другие команды люд не заинтересовывали. Позже в США сообразили, что далее так развиваться нет смысла, соперничать с бейсболом нереально. Но лигу оставили и ввели футбол в систему школьного спорта. В каждой школе сделали футбольное поле. Скоро девицы стали наилучшими футболистками мира. Каждые выходные люди семьями прогуливаются болеть за собственных на школьных соревнованиях. На самом деле, так были сделаны новые футбольные болельщики. За 20 лет был сотворен рынок для футбола, в кризис стали строить футбольные стадионы. Кого приобрели? Бекхэма, но все издержки на него были отбиты. А в Рф при пустых трибунах бегают 100 миллионов. Да, в Питере полный стадион, я могу только не плохое здесь сказать. Но в других городках пустые стадионы, даже там, где людям нечего делать. Мы сделали рынок сверху, на закрепив его снизу. Я привел пример, как при помощи страны сделать энтузиазм для миллионов людей. Пришли спонсоры, телевидение, Бекхэм. А если б договор Месси оплачивался из бюджета Каталонии – тоже ведь многим бы не понравилось.

«Если бы договор Месси оплачивался из бюджета Каталонии – тоже ведь многим бы не понравилось»

– Кстати, будет ли запрещено прямое финансирование из бюджета?

– Поглядим, будет ли такое предложение. Поддержу ли я его? Поддерживать и участвовать – различные вещи. Если бюджет спортклуба выше, чем бюджет региона, это неправильно. Но бюджет региона проходит через законодательное собрание.

– Если закон будет принят, это значительно стукнет по нескольким топ-клубам. Лиге станет тяжелее приближаться к европейским…

– А мы на данный момент близко к, условно говоря, британскому чемпионату? Количество болельщиков миниатюризируется, за 10 лет, в течение которых в футбол вкладывают средства, болельщиков на трибунах стало меньше. Нет задачи излишнего билета на игру, маркетинговые договоры не те…  Кто, к примеру, произнес, что «Зенит» закроется из-за этого закона? Есть много компаний, которые захочут поучаствовать в этом проекте. Госмонополии будут выделять средства на спорт, но под каким-то контролем. Мы можем представить на месте Халка кого-либо из наших игроков, которому давали бы практику? Нет, пока это нереально. За такового игрока платят огромные средства – он должен играть. В 1989 я приехал в НХЛ. Мне были до лампочки Кубок Стэнли и «Нью-Джерси». Я приехал зарабатывать. Хоть один зарубежный игрок  нас сделал погоду, чего-нибудть нам отдал? Вагнер Лав? Его тут воспитали, это, естественно, принципиальная фигура в нашем футболе. А я говорю о настоящей звезде, которая бы что-то изменила. Лучше бы играл Иван Лавов, мы бы им гордились. Либо когда сначала 2000-х через «Спартак» прошло 70 футболистов, 50 из их – иноземцы. У русских мальчуганов не было шансов раскрываться в «Спартаке». Агент зарабатывает на продаже. На пацане, ничего еще не представляющем из себя, не заработаешь, на легионере – заработаешь. Один игрок созревает сходу, другой – позднее. Чтоб созреть, необходимо играть. Не в дубле, не во 2-ой лиге, где сплошная коммерция, а в кубках. Только так вырастают. Мы на данный момент в этом плане в тупике.

Мы сможем догнать другие лиги только за счет средств? Мой взор: если ставишь средства вперед всего – будешь всегда проигрывать. Хоть какой закон подразумевает компромиссы. Те, кто инициировал закон, тоже не с Луны упали. Ситуация просит обсуждения. Я же не против «Зенита» либо СКА, не дай боже, пусть играют и собирают болельщиков. Если в конечном итоге все придут ко воззрению, что все и так верно, сенаторы извинятся, произнесут: «Мы не о том начали гласить, пусть дальнегорцы далее ожидают каток». Здесь разговор больше о гос политике, чем о определенных клубах. Единственный путь догнать Запад, НХЛ либо английскую премьер-лигу – равные способности для клубов. Убежден в этом, готов спорить с кем угодно.

– Вы сами не желали бы возвратиться на руководящую должность в спорте?

– Когда президент страны позвал меня сначала 2000-х, у меня была перспектива стать тренером. Но я отдаю для себя отчет, что тренерская работа – это 20-часовой рабочий денек, это неизменный анализ, нужно быть в теме. Думаю, что если я буду работать тренером, то только тренировать деток, это самые признательные люди, которым это все вправду необходимо. В последние 5 лет мне дали обобщать мой опыт, который у меня был – успел достигнуть результата игроком, тренером, управляющим русского спорта, и система, которая была сотворена в то время, работает. 5 лет я работаю сенатором. Во-1-х, такового опыта ни у кого нет. Могу работать в хоть какой системе и сделать всякую систему с нуля и развить ее. Есть ли желание? Наверняка, есть. Но на собственном месте я на данный момент нормально себя чувствую.

Фото: РИА Анонсы/Максим Блинов

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *