Пока действия на улице Грушевского чуток улеглись и их эпицентр переместился выше по холмику, в Верховную Раду, есть одна принципиальная футбольная тема, которую мы толком не успели обсудить в калейдоскопе тех странноватых и ужасных дней.

Нет, речь не о колоннаде стадиона «Динамо» и монументе Лобановскому – их уже пообещали вернуть все, кто желал угодить болельщикам киевского клуба, от Игоря Суркиса до Петра Порошенко. И речь не о бронзовом призере Олимпиады-1996 Денисе Готфриде, который внезапно себе самого очутился в первом ряду внутренних войск на Грушевского. Данный факт гласит не столько о взорах известного тяжелоатлета, сколько о кадровой оснащенности украинского спецназа, принужденного мобилизовать даже головного тренера своей спортивной команды. (Это, естественно, не то же самое, что поставить в оцепление Виктора Леоненко, еще не так давно тренировавшего, кажется, команду милиционеров, – но кое-где близко.)

Речь даже не о переносе матча с «Валенсией» – там все ясно, неясна только степень мнительности чиновников УЕФА. Хоть какому человеку, наблюдающему за событиями в Киеве не по выпускам Euronews, разумеется, что при сегодняшних раскладах риск для испанцев остался таким же, каким был до жеребьевки.

Мы сняли с ультрас старенькый ярлычек – «безработных отморозков», и повесили новый, куда более животрепещущий и удачный, «добра с кулаками»

По сути, единственная спортивная тема Евромайдана с долгоиграющими последствиями – это роль в нем ультрас. Поточнее, нам-то кажется, что это была только минутная колоритная вспышка, у которой не будет последствий, – но это не так.

Когда новостные ленты запестрели все более частыми сообщениями о том, что ультрас того либо этого клуба поддержали Евромайдан, мы, естественно, обрадовались (ну либо огорчились – зависимо от политических взглядов). А обрадовавшись, решили, что уж теперь-то мы что-то об ультрас сообразили. «Мы-то задумывались!.. А они-то, оказывается!»

Мы сняли с ультрас старенькый ярлычек – «безработных отморозков», и повесили новый, куда более прельщающий, животрепещущий и удачный – «граждански сознательных ребят, поддерживающих тех же, кого поддерживаем мы сами» (ну либо не поддерживаем – зависимо от политических взглядов). Проще говоря, добра с кулаками (либо не добра – ну вы сообразили). Ярлычками проще оперировать, тем паче – на войне.

По сути, мы, как и до этого, ничего не осознаем об украинских ультрас

Мы поставили флажки в Луганске, Харькове и Одессе – с ними карта Украины уже смотрелась куда оптимистичнее. В последнем случае, если картина старенького и нового не складывалась, разъясняли это для себя так: ну нужно ж было так люд довести, что уже даже ультрас восстали!

По сути, мы, как и до этого, ничего не осознаем о том, для чего Евромайдан украинским ультрас. Мы просто сменили один удачный ярлычек на другой.

Мы все еще не осознаем, по сути, как можно быть открытыми украинскими националистами в Луганске не из интеллигентской фронды, а вот так – оставаясь ординарными парнями с этих самых луганских улиц.

Не осознаем, как в Севастополе в одном фанатском движе могут уживаться патриоты Украины и страстные имперцы, как на фанатской трибуне соседствуют флаг украинских ВМФ и песня про «город российских моряков». Почему охраняющие шествие Евромайдана в Харькове ультрас «Металлиста» молвят, что они защищают от нападения не «наших», не «тех, кто за Европу» либо «против власти», а… «бендер»?

Не осознаем, что для их по сути первично, – «A.C.A.B.» либо Евромайдан

Не осознаем, что для их по сути первично, когда они охраняют митингующих либо лезут на баррикады, – «A.C.A.B.» либо Евромайдан? Что важнее: давнишняя, не обсуждаемая, априорная ненависть к милиции, перенесенная и на прикормленных ею «титушек», либо сочувствие к слабеньким и чувство штатской ответственности – которыми, давайте уж честно, ультрас никогда не отличались.

Мы не осознаем, как это: годами созидать смыслом жизни вражду с ультрас другого клуба – и вдруг в один миг встать с ним рядом. Хотя бы фигурально, заочно. Либо нет никакого единения ультрас, не считая тех союзов, которые существовали за длительное время до событий ушедшего января?

Мы не знаем, как очень они сраслись в прошлые годы с ультраправыми группами и партиями? Знаем, что есть Евгений «Вортекс» Карась, активист «Свободы», связывающий ее с ультрас Киева и Львова. А что еще? А фиг его знает.

Мы так слабо представляем для себя происходящее на стыке украинских ультрас и политики, что какие-то понятные разъяснения нам легче отыскать в турецких событиях 2013 года, «Таксиме». Тем паче, что футбольная составляющая там в очень похожей политической ситуация (реформаторы против консерваторов, европеизированный Стамбул против традиционалистских регионов) заметнее и понятнее, чем у нас.

Водораздел прошел не меж ультрас и властью, не меж клубами, а снутри каждого ультрас-движения

В массовых протестах турецкие футбольные ультрас участвовали еще активнее и поболее открыто – фактически, только с их приходом на площадь Таксим мирный митинг и перевоплотился в силовое противоборство по всей стране. Так как никто не считая ультрас не умел драться с милицией, стремительно и верно исполнять приказы и дышать слезоточивым газом.

Конкретно во время событий в Турции проявилось немыслимое, дикое, попирающее все устои единение болельщиков 3-х стамбульских клубов, злейших противников – «Галатасарая», «Фенербахче» и «Бешикташа». Позже все это назовут «Стамбул Юнайтед», напишут о нем 10-ки и сотки текстов и даже накраудфандят средств на кинофильм. (Снимать его еще не окончили, но трейлер побуждает.)

На что большая часть экзальтированных зарубежных журналистов так и не возжелала направить внимание – это на то, что реальная реакция ультрас была совершенно не таковой конкретной и по-голливудски правильной.

Граница, разделяющая «тех, кто за», и «тех, кто против», прошла не меж ультрас и властями. И даже не меж ультрас одних клубов и ультрас других. Она прошла снутри каждого фанатского сектора, разделив его на «политических» и «нейтралов» – и совсем перемешав для внимательного наблюдающего все краски на гамме.

Понятные разъяснения ситуации с ультрас нам легче отыскать в турецких событиях 2013 года на площади Таксим

«УльтрАслан», самая влиятельная группировка болельщиков «Галатасарая», ушла с Таксима, как протест закончил быть штатским, превратившись в политический. Флаги распавшейся за пару лет ранее группировки «Бешикташа» развевались над марширующими колоннами – но один из ее фаворитов Ален Маркарян, когда-то объявлявший о роспуске, настаивает: истинные «Чаршы» не участвуют в политике. Их идеология и слоган – быть «против всего и всех». И Таксим не исключение.

В то же время «Фенербахче», чьих фанов тоже было трудно не увидеть на Таксиме, всегда числился клубом для не очень коренных обитателей Стамбула, переехавших из провинции, где ограниченного и религиозного премьера Эрдогана поддерживают. Из семьи таких «понаехавших» и сам Эрдоган – страстный болельщик «Фенербахче» и многообещающий в молодости центральный заступник по кличке Беккенбауэр Тайип. (Молвят, что в 17 лет возлюбленный клуб даже предложил будущему главе страны проф договор, но отец подписывать его не разрешил.)

Точно так же в других городках Турции водораздел прошел не меж клубами, а снутри каждого ультрас-движения – будь то Анкара, Трабзон либо Кайсери. И точно так же в Севастополе и Донецке проходит водораздел меж теми, кто ожидает победы Майдана, теми, кто ожидает, когда «Беркут» разгонит Майдан, и теми, кто считает, что одни других не лучше. Как и на Таксиме, мы слышим только первых – самых звучных и самых активных. Это не неувязка – до того времени, пока мы это осознаем.

Все есть основания считать, что украинские ультрас сейчас подвергнутся репрессиям – как минимум на уровне клубов

Но у футбольного Майдана с футбольным Таксима еще есть одно принципиальное сходство.

По ходу событий – и в особенности по их окончании – ультрас турецких клубов подверглись не очень общественным, но полностью массовым репрессиям. Как со стороны властей, так и со стороны собственных клубов. Все есть основания считать, что то же самое будет в Украине, как минимум на уровне клубов. Первым в этом ряду будет, вероятнее всего, Харьков.

Нам скажут о новых мерах безопасности на стадионе, о недопустимости того либо этого. Либо вообщем ничего не скажут. А мы и не обратим внимания и защищать их не станем. Так как ничего об ультрас не осознаем, а интересоваться нам было как-то некогда. Так как отличные ультрас – это те абстрактные, полумифические рыцари на белоснежных жеребцах с заявлениями о поддержке Евромайдана. А эти – фиг усвой, «наверняка какие-то безработные отморозки». Что нам до их? Мавр сделал свое дело, мавр может сесть.

Ультрабравые. Как Евромайдан соединил фанатов украинских клубов

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *