– После финиша поверили, что стали медалисткой Олимпиады?

– Понимаете, в один прекрасный момент в моей карьере, в Ханты-Мансийске, меня все начали поздравлять, а я в конечном итоге заняла только 4-ое место. Там, естественно, была малость другая скорость… Но сейчас все равно побоялась сходу идти в микст-зону, пошла в кабинку. Останавливала всех, кто начинал меня поздравлять. Гласила: «Погодите, вот когда все финишируют – можно!» Это персональная гонка, она непредсказуема, и половина из практически сотки спортсменок, которые сейчас стартовали, могли оказаться на пьедестале.

– Что вы чувствуете?

– Пока не знаю :). Но честно скажу: понимала, что могу быть на пьедестале, если отработаю полностью. Очень этого желала. Наверняка, отработала даже на большее. Последний круг оказался очень томным. Задумывалась… не то, что не доеду… Но было очень тяжело. На этот момент чувствую удовлетворенность. И вялость, так как чувственно это очень сильный всплеск.

Когда шла по дистанции, тренеры гласили, что мое время – сходу за Дашиным. Была очень рада за нас обеих. Пережила приятные моменты. Если честно, у меня была мечта – стоять с Дашей на одном подие. Сейчас я счастлива.

– Кому медаль посвящаете?

– Семье, которая за меня всегда хворает и которая в меня верует. Моя мать… Я не знаю, что с ней на данный момент происходит! Мне жаль ее нервишек, потому обычно прошу не глядеть мою стрельбу, а куда-нибудь уходить :). Еще эта медаль для нашей команды, которая желала, чтоб у меня вышло, и веровала. Для всей Беларуси, которая за меня болела. Для моих близких, моих возлюбленных. Сейчас ведь еще денек таковой, торжественный. Денек всех влюбленных. Биатлон – это моя страсть и моя любовь.

– Признание?

– Да! Я люблю биатлон и спорт. Люблю стрелять!

– Откуда эта страсть?

– Когда дали в руки винтовку, сообразила, что люблю это дело. Страсть вроде не наследная – в роду, кажется, никто этим не отличался :). Кто-то любит рыбу ловить, кто-то – отрисовывать. А я люблю стрелять.

– У вас ведь есть младшая сестра, которая тоже занималась. Она решила окончить?

– Да, так сложились происшествия.

– В ближайшее время к команде приковано большущее внимание. Это как-то отвлекает, напрягает?

– Нет, напротив – веселит. Я очень довольна, что мы смогли достигнуть таких результатов. Тренера очень старались. В этом году мы прошли через много проблем. Наверняка, они и сделали нас посильнее, сплоченнее. И вот он итог. Наша команда – как большая семья. У нас фактически нет конфликтных ситуаций, это большой плюс.

– Самая необыкновенная поддержка в последние деньки?

– Я ощущала и понимала, что все желали моей медали. Старалась от этого отстраниться, но веровала, что могу попасть в призы. Спасибо всей команде!

– Сейчас в течение денька происходило что-то необыкновенное?

– Ой, я безрассудно нервничала! Пристреливалась страшно себе. Страшилась собственной стрельбы, страшилась стартовать и в особенности приехать на 1-ый предел. Казалось, меня будет колотить, и я не закрою ни одной мишени! Но когда вышла на трассу, волнение испарилось, я смогла собраться. Ощущала, что это одна из основных гонок в моей карьере. И я должна отстрелять на ноль.

– У вас любая гонка все лучше и лучше…

– Не знаю, что будет в масс-старте. Но выложусь на все 100, как и необходимо в хоть какой олимпийской гонке.

– Сил-то хватит?

– Очень на это надеюсь. Все-же время на отдых есть.

– Что для вас произнес Клаус Зиберт, когда по-отечески похлопал по щекам после финиша?

– Произнес, что происшедшее – это отлично, это действительность. Наверняка, он лицезрел по мне, что я пока не верю. Даже у него на очах были слезы. Для Клауса таковой пьедестал – большой праздничек. Надеюсь, такими победами мы помогаем его борьбе.

– В Сочи все гонки проходят в вечернее время. Решение прибегнуть к операции себя оправдывает?

– Естественно! Когда начался сезон, независимо от времени суток у меня были огромные препядствия. В какие-то моменты, когда глаз напрягался, я не лицезрела вообщем ничего. Это не зависело от освещения. Другой вариант даже не рассматривался. Мне произнесли, что если я желаю и далее нормально стрелять, необходимо делать операцию. Но по каким-то побочным эффектам она была легкая, просто корректировка зрения. Она мне очень посодействовала.

– Несостоявшаяся эстафета в Антхольце, позволившая случиться рекорду, какое оказала на тебя воздействие?

– Хах, не знаю :). Чувств было много в тот момент! И рекорд, и 2-ое место. Все начали писать, поздравлять. Честно признаюсь: никогда не считала, что у меня происходит в статистике. Да, понимала, что стреляю чисто, но не думала об этом. А когда начала думать, всю ночь снилось, как будто повсевременно промахиваюсь :). Пробудилась в состоянии, в каком никогда ранее не была! Позже еще туман на пристрелке… В общем, сумасшедший денек. Позже, правда, все вспоминали и шутили.

– Дескать, символ выше – «опустись на землю».

– Да-да. Наверняка, я оказалась единственной, у кого на лице в тот момент была ухмылка :).

– Вы родились в Рф, но выступаете за Беларусь.

– Я никогда не делила эти страны. Для меня Наша родина, Беларусь, Украина – одно целое, одни люди, которые просто выступают за различные команды. Сейчас на трассе меня поддерживали люди с белорусскими, русскими, украинскими флагами, что снова обосновывает: мы просто одна большая страна.

– Как вы стали белоруской?

– Если кратко, я еще юниоркой была на сборе вкупе с белорусской командой. В то время выступала в лыжах. Тренеры предложили испытать пострелять – согласилась. С самого начала стало получаться, понравилось. К тому же, были трудности в лыжных гонках, которые уже не приносили мне наслаждения. Появлялись даже мысли окончить со спортом. Но попробовала стрелять, мне понравилось. Я пошевелила мозгами, что могу еще задержаться, и перебежала в биатлон. Тогда никто еще не задумывался о смене гражданства, это просто был переход из 1-го вида спорта в другой.

– А что с Россией?

– Из Рф никаких предложений не поступало. Я вообщем не думала о гражданстве. Просто мне предложили испытать биатлон, и предложили конкретно белорусы. В то время я еще выступала на несерьезном уровне – первенстве Санкт-Петербурга, Рф. Просто захотелось что-то поменять в жизни.

– Сейчас на финише не было желания станцевать?

– Было желание свалиться :). А уже на цветочной церемонии хотелось зарыдать. Плясать буду позже, наверняка.

– Как насчет сейчас?

– Ничего не знаю о планах на вечер. Наверняка, буду спать. Вобщем, поглядим :).

– Чего для вас на данный момент охото больше всего?

– Позвонить маме. Для нее эта медаль почти все означает. Еще желаю сказать, что мой отец всегда в меня веровал… Спасибо ему огромное… (рыдает)

Фото: noc.by

Твиттер

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *