Люди года. Как мы увидели новую Марию Шарапову Люди года. Как мы узрели новейшую Марию Шарапову

 

«IQ? Кто-то еще определяет собственный IQ?» – ехидно вскинула бровь Мария Шарапова в ответ на вопрос, у кого из ее коллег самый высочайший коэффициент ума. (У Марион Бартоли.) Шарапова никогда не была всеобщей любимицей, не находила друзей и не претендовала на приз зрительских симпатий. Она не разговаривает с теннисистками и открыто гласит, что старается «убраться из раздевалки как можно скорее». Даже предолимпийский сбор Мария, знаменоносец Рф, проводила раздельно от команды. Она остра на язык и при мельчайшем намеке на критику лупит на поражение – будь то бронебойное «Радванска что, еще не в Польше?» либо традиционное «Победила я, так что пусть она гласит все, что хочет». А чего стоит ее знаменитое пожелание парижским трибунам запихнуть их «allez» куда подальше? Своя девчонка – не амплуа Марии Шараповой.

Мария Шарапова зарабатывает миллионы баксов, срывает 10-ки тыщ лайков в фейсбуке и приятельствует с Анной Винтур. Она одной фото сводит веб с мозга, смотрится на оскаровской вечеринке так же гармонически, как на корте, и принуждает полмира дискуссировать свою небеременность. Она делает именную линию платьев для Nike и лично отбирает женщин, которые будут их носить. Конфеты от Шараповой становятся одним из основных событий теннисного года. В Гарвардской бизнес-школе преподают кейс-стади, изучающий Марию Шарапову как бренд. Нехитро, что своя девчонка – не амплуа Марии Шараповой. Ее амплуа – чуда.

На вопрос, стерва ли она, Шарапова отвечает: «Есть такое»

Маргарет Тэтчер как-то произнесла: «Когда мужик проявляет нрав, про него молвят «отличный парень». Когда это делает дама, про нее молвят «стерва»». В адресок Марии Шараповой слова на буковку «с» звучат с завидным всепостоянством. И вправду, женщина норовистая.

В легенде Шараповой много геройских глав. В 7 лет уехала от матери за океан стучаться в академию Боллетьери. В 13 выиграла принципиальный турнир для 16-летних. В 17 одолела на «Уимблдоне» и мгновенно перевоплотился в it-girl (а вы помните «МотоМарию»?). В 19 стала первой ракеткой мира. В 20 была уже трехкратной чемпионкой «Шлемов». Позже злая травма откинула ее далековато вспять, выслала под ножик и навечно сделала уязвимой. Возвращение было долгим и мучительным, и не раз казалось, что ей уже никогда не быть прежней – таковой же бесстрашной и пробивной. Старенькые схемы не стали работать, соперницы не стали страшиться, подлые двойные ошибки приходили ордами, специалисты упрекали в предсказуемости и непостоянности. Казалось бы – иди замуж (тем паче что было за кого), живи на маркетинговые миллионы, становись дизайнером украшений, интерьеров либо собачьей одежки. Но это не стиль Шараповой.

Мария стала находить другие пути. Осознав, что времена поменялись, она поменялась прямо за ними. Шарапова рассталась с Майклом Джойсом – тренером и другом, с которым прошла огнь, воду и медные трубы. Она собрала новейшую команду, доверилась Томасу Хогстедту – спецу хоть и удачному, но не воспитавшему ни 1-го чемпиона «Большого шлема». Шарапова поменяла ракетку и занесла коррективы в турнирный график. По ходу дела Мария вытерпела обидные поражения, а когда выигрывала на зубах, признавала: время от времени победы так неубедительны, что ликовать остается просто способности завтра опять выйти на корт и попробовать сыграть лучше. Она работала над собой, отчаянно вел войну с подачей. В итоге через год, съев еще пуд соли, душераздирающе проиграв концы «Уимблдона»-11 и Australian Open-12, Шарапова у нас на очах пересоздала-таки себя. Прежнюю Шарапову мы и правда больше не узрели – в 2012 мы узрели новейшую.

Можно не родиться доминатором вроде Серены Уильямс, но можно без остатка предназначить себя собственному делу

Новенькая Шарапова сенсационно оказалась царицой грунта – обычно самого неловкого покрытия для Шараповой старенькой, – и это полностью наилучший сюжетный поворот, который только мог случиться в ее истории. Титул «Ролан Гаррос»-12 великолепен не только лишь тем, что это 1-ый мэйджор-триумф Марии за четыре длительных года. И даже не карьерным Шлемом, который она доукомплектовала парижской победой – хотя куда уж привлекательнее. Это тот урок о том, что желание – это тыща способностей. Что можно не родиться доминатором вроде Серены Уильямс, но без остатка предназначить себя собственному делу, годами выжимать из себя максимум и захватить свое место посреди величавых. О том, что все идут различными способами, и если отыскать собственный и не отступаться, можно достать до звезд. О том, что, как в той песне, it’s not how you start – it’s how you finish.

На вопрос, стерва ли она, Шарапова отвечает: «Есть такое». В общем, понятно, за что ее можно не обожать. Режим звезды по нраву далековато не каждому. Кто-то, как Сергей Стаховский, считает Марию надменной; кто-то отказывает ей в красе, и остроумии, и, конечно, патриотизме. Многих скоробливают ее южноамериканские интонации и истошные клики либо, на худенький конец, неаккуратные ногти. Почему бы нет. Но в чем Шараповой отказать нельзя, так это в феноменальной работоспособности, умении добиваться собственного и смелости. Когда-то издавна, только заявив о для себя в профессии, она кинула ставставшееестным «Я не новенькая кто-то там. Я 1-ая и последняя Мария Шарапова».

Мария Шарапова оказалась права. Дивы – они такие.

Люди года. Александр Кокорин

Люди года. Лена Исинбаева

Люди года. Марио Балотелли

Люди года. Фабрис Муамба

Люди года. ЛеБрон Джеймс

By cskvv

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *